4.2. Домашнее (семейное) насилие

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

4.2. Домашнее (семейное) насилие

Как уже говорилось в главе 1, помимо насилия, исходящего от посторонних лиц, как особый вид выделяется семейное (домашнее) насилие. Домашнее насилие — это система поведения одного человека для сохранения власти и контроля над другим человеком.

Домашнее насилие — комплексный вид насилия. Это повторяющийся с увеличением частоты цикл физического, словесного, эмоционального, духовного и экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха. Семейное насилие — явление достаточно распространенное во всем мире и во всех слоях населения. О насилии в семье говорят в тех случаях, когда факты грубого и жестокого обращения оказываются не единичными, случайными и ситуативными, а регулярными, систематическими и постоянно повторяющимися. При всем разнообразии видов насилия — физического, сексуального, психологического, экономического и т. д. — именно семейное насилие характеризуется тем, что приобретает всеобщий, генерализованный характер. Не бывает семейного насильника, ущемляющего свою жертву или своих жертв в чем-то одном (Алексеева, 2000).

Женщины чаще, чем мужчины становятся объектом семейного насилия. Это вполне очевидный вывод. Как-то не принято рассматривать в качестве жертв самих мужчин. В самом деле, случаи семейного насилия над мужчинами распространены не столь широко, как над женщинами, но и они нередки, а потому сбрасывать их со счетов не следует. Тем более что не мужчин, а именно женщин — носительниц и инициаторов насилия над детьми, как известно, немало среди казалось бы любящих матерей. И наконец, когда оба партнера постоянно провоцируют друг друга и учиняют драки, ссоры, скандалы, оскорбляют и унижают друг друга, имеет место взаимное насилие. При этом, как считают исследователи подобных отношений, совершенно не важно, кто их инициирует: ответственность несут обе стороны.

Существуют различные виды домашнего насилия. Зачастую женщина, живущая в ситуации насилия, даже и не догадывается, что то, что с ней происходит, является насилием.

Домашнее насилие имеет место, если партнер (муж, бывший муж, любовник):

? оскорбляет и унижает женщину;

? не разрешает ей видеться с подругами и родственниками;

? бьет или кричит и угрожает побоями;

? бьет детей;

? заставляет женщину заниматься сексом против ее воли;

? не хочет, чтобы женщина работала;

? заставляет ее думать, что только он может правильно распоряжаться семейными деньгами;

? постоянно критикует (как женщина одета, как готовит еду, как она выглядит);

? внушает чувство вины перед детьми и использует детей для опосредованного насилия.

Оно имеет место, если женщина в семье:

? чувствует себя беспомощной и никому не нужной;

? боится своего партнера;

? чувствует себя одинокой;

? во всем винит только себя;

? махнула на себя рукой и живет только подчиняясь чувству долга (Кораблина и др., 2001).

При исследовании источника возникновения проблем у той или иной пары необходимо изучить факторы и условия, которые свели супругов и до настоящего момента поддерживают их брак.

Согласно существующим комплексным моделям, например, теории Дж. Мюрстейна (1987), при выборе действуют три фактора, три силы притяжения: стремление, достоинства и роль. Эти силы действуют последовательно в трех фазах, их значение в каждой фазе меняется. То, что проходит через первый фильтр, проходит в следующую фазу.

В первой фазе (стремление, мотивация к установлению отношений) существенную роль играют такие факторы, как внешняя привлекательность и манера поведения (важное значение играет и то, как данные характеристики оцениваются другими).

Во второй фазе (достоинства) центр тяжести смещается главным образом в область сходства интересов, точек зрения, шкалы ценностей.

В третьей фазе, прежде всего, оценивается совместимость ролей. Партнеры устанавливают, смогут ли они занять в супружеском союзе взаимодополняющие роли, что позволит им удовлетворить свои потребности.

Во всех фазах действует принцип «совместимости обмена». Равновесие достигается только тогда, когда такой обмен с точки зрения партнеров является равноценным. Источником проблем нередко служат неоправдавшиеся ожидания, которые могут быть отчасти осознанными и сформулированными, отчасти осознанными, но не обсуждаемыми с партнером, а отчасти и неосознанными.

Наибольшее количество столкновений и конфликтов приходится на первые годы существования семьи: на стадию формирования индивидуальных стереотипов общения, согласования систем ценностей и выработки общей мировоззренческой позиции. По существу, на этой стадии происходит взаимное приспособление супругов, поиск такого типа отношений, который удовлетворял бы обоих. При этом перед супругами стоят задачи:

1. формирования структуры семьи,

2. распределения функций (или ролей) между мужем и женой и

3. выработки общих семейных ценностей (Борисов, 1987).

Для благополучного осуществления взаимной адаптации брачных партнеров необходима совместимость их представлений по трем указанным параметрам; идеальным было бы их полное совпадение, но оно в реальной жизни невозможно (Калмыкова, 1983).

Поэтому, в частности, наиболее критическими в плане домашнего насилия являются первый брачный период (до 1,5–2 лет) и период после 10–15 лет совместной жизни, знаменующие собой два основных кризиса в развитии межличностных семейных отношений, за время которых меняются как сами отношения, так и стороны, вовлеченные в них. При этом первый критический период, обусловливающий изменения в поведении жертвы, связывается с полным «растворением» ее идентичности в партнере и взаимоотношениях с ним. Мужчина намеренно утверждает свою власть, закрепляя тем самым бессилие женщины. Как правило, молодая женщина чаще, чем представительницы старших возрастных групп, не готова мириться с проявлениями психологического (а тем более физического) насилия, готова к изменению своего положения, работе с психологом и, в том числе, к расставанию с партнером, со стороны которого она испытывает насилие. В то же время экономическая зависимость женщины, отказ «от своей жизни» ради «интересов семьи» способствуют осуществлению насилия со стороны мужа (партнера) (Градскова, 2002).

После первого-второго года совместной жизни процесс развития семьи и брака достигает уровня, когда на первый план выступают личностные качества супругов, определяющие стабильность брака. Рост требований к своему брачному партнеру вырастает в возможность конфликтов на основе различий в интересах, взглядах, ценностных ориентациях и чертах характера. Если все усилия по преодолению напряженности фрустрации неудачны, развитие отношений ведет к расторжению брака или — к его «закреплению». Но на основе, противоположной нормальной. На основе согласия с насилием. Стресс переходит в хронический стресс насилия и развивается так называемая посттравматическая стрессовая реакция.

Для описания посттравматической стрессовой реакции, возникающей в результате насильственных контактов, используются понятия «невроз несчастного случая», «компенсаторная истерия», «травматическая неврастения» и т. д. Насилие часто вызывает задержку или снижение уровня физического и умственного фунционирования и развития, невротические реакции, различные соматические заболевания (ожирение, резкая потеря массы тела, язва желудка, кожные заболевания, аллергическая патология). Поведение жертв характеризуется беспокойством, тревожностью. Типичны нарушения сна, длительно сохраняющееся подавленное состояние, агрессивность, склонность к уединению, чрезмерная уступчивость, заискивающее, угодливое поведение, угрозы или попытки к самоубийству, неумение общаться, налаживать отношения с другими людьми, низкая самооценка, нарушение аппетита и др.

Во второй период жертва, претерпевшая многие трудности и сделавшаяся более чувствительной, хрупкой, то есть еще более «виктимной», пытается осмыслить происходящее. Однако постоянное переживание кризиса, жестокое обращение и постоянные травмы к этому периоду формируют так называемый «синдром избиваемой женщины» (сокращенно — СИЖ). Л. Уокер в начале 80-х годах ХХ века включила в понятие СИЖ следующие аспекты: страх, депрессия, чувство вины, пассивность и низкая самооценка. Позднее Дж. Дуглас (1988) предложил новую, реорганизованную версию СИЖ, включающую индикаторы и доказательства домашнего насилия:

? травматические эффекты насилия (беспокойство, соматические симптомы);

? дефицит, наличие выученной беспомощности (депрессия, низкая самооценка, низкая способность к решению конфликтов);

? деструктивные — в отношении самой себя — механизмы работы с насилием (вина, отрицание насилия, неверное понимание сущности насилия).

Кроме того, подвергающиеся насилию женщины имеют большой риск развития аффективной (депрессивной) патологии и злоупотребления на этой фоне алкоголем и наркотическими веществами.

Можно сказать, что именно «привыкание к насилию» со стороны жертвы, возведение его в культурную норму, является главным фактором, способствующим долговременному насилию со стороны супруга. И такое привыкание, согласно комплементарной («дополнительной») теории брака Т. Уинча, начинается с родительской семьи: дети усваивают и повторяют модели брачных отношений родителей. Сравнительные исследования отношений в благоприятных и конфликтных семьях подтвердили, что на уравновешенность связей существенное влияние оказывают благоприятная модель брака родителей, хорошие отношения отца к матери, счастливое детство. Уравновешенные супруги были спокойными в детстве, их редко наказывали, чаще ласкали, с ними открыто говорили о вопросах секса. Они были гармоничнее во взаимоотношениях и им не приходилось тратить силы на исправление партнера и отношений с ним, разочарование — в партнере и во взаимоотношениях, семье как таковой, а также силы на месть, измены и другие способы «восстановления справедливости».

Существуют некоторые общие характеристики реальных и потенциальных жертв: пассивность, подчиняемость, неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство вины, которые, с одной стороны, являются условиями возникновения домашнего насилия, с другой — эти качества усугубляются со временем и влекут за собой развитие насилия. Также есть общие характеристики у насильников, становящиеся причинами проявления насилия: критичность по отношению к другим, агрессивность, властность, скрытность, импульсивность. Также общим является стремление избирать стратегию доминирования и подавления в конфликте.

Более позитивное самовосприятие, осознанное осмысление конфликтной ситуации «как насилие» позволяют организовать более конструктивное взаимодействие и снижают интенсивность и разнообразие форм насилия. Склонность к самообвинению и обвинению в возникновении конфликта внешних обстоятельств — определяет выбор деструктивных стратегий взаимодействия в конфликте, что усиливает проявления насилия со стороны партнера.

Очень часто виктимное поведение является формой агрессии или самоагрессии: оно направлено на подавление и контроль за поведением и переживаниями других людей или самого себя. Поведение жертвы — саморазрушительный характер ее поведения — часто субъективно соотносится ею с тенденцией почти прямо противоположной — стремлением к жизни. Известной иллюстрацией этого феномена служит психоанализ. Например, довольно широко известный «Эдипов комплекс» у мужчин или «комплекс Электры» — у женщин заставляют человека искать и выбирать себе в друзья, знакомые, супруги и сослуживцы лиц, похожих на их тиранов-отцов или тиранов-матерей.

Извращенное стремление к защищенности заставляет человека-жертву выбирать себе в «защитников» тиранов. Их поведение для жертвы никогда не будет неожиданным, и потому — пугающим. И потому — оно комфортно. Испугать жертву могут любовь, нежность, доброта.

Таким образом очень часто женщина не находит в себе сил расстаться со своим супругом или сожителем. На это есть масса причин: материальная необеспеченность, невозможность найти жилье, политика в отношении женщин, культурно-исторические корни (домострой). Не последнее место в этом занимают мифы, которые распространяются среди обычных людей. Рассмотрим ряд мифов о семейном насилии.

Миф 1. Домашнее насилие — не преступление, а просто скандал — семейное дело, в которое не принято вмешиваться.

Домашнее насилие — это уголовно наказуемое преступление. Во многих странах юристы и адвокаты, специализирующиеся на защите прав женщин, считают, что домашнее насилие занимает одно из первых мест среди всех видов преступности. Существует ответственность за отдельные виды преступлений: телесные повреждения, побои, истязание, изнасилование и т. д.

Миф 2. Оскорбление женщин имеет место преимущественно в низших слоях общества и среди национальных меньшинств.

Однако факты свидетельствуют о том, что избиение жен широко распространено во всех социо-экономических группах. Женщины, принадлежащие к среднему и высшему классу, стараются не разглашать своих проблем. Эти женщины также могут бояться социальных трудностей и оберегать от потенциального вреда карьеру мужа. Многие считают, что уважение, которым пользуются их мужья в обществе, может поставить под сомнение правдоподобность историй об избиении. С другой стороны, малообеспеченные женщины лишены подобных предрассудков, поэтому их проблемы более на виду.

Миф 3. Оскорбленные женщины — мазохистки и сумасшедшие.

Факты свидетельствуют о том, что немногие люди получают удовольствие от избиений или оскорблений. Женщины не разрывают приносящих им страдания взаимоотношений в основном из-за экономической зависимости от своего партнера, поскольку стыдятся рассказать кому-нибудь о насилии и им некуда обратиться за помощью или потому, что боятся возмездия в ответ на свои действия. Иногда общество и семья склоняют ее остаться с мужем. Поведение, обусловленное стремлением выжить, часто неправильно истолковывается как сумасшествие.

Миф 4. Насилие напрямую связано с алкоголизмом; только пьющие мужчины избивают своих жен.

Факты говорят о том, что треть мужчин, совершающих насилие, не пьют вообще; многие испытывают проблемы с алкоголем, но они издеваются над своими женами как в опьянении, так и вне его. И только немногие мужчины бывают почти всегда пьяны. Алкоголь снимает запреты и делает для некоторых мужчин избиение допустимым и оправданным.

Миф 5. Женщины сами умышленно провоцируют своих истязателей.

Факты говорят о том, что общество, не желающее приписывать вину совершающему насилие мужчине, вместо этого рационализует и даже оправдание насилия, изображая жертву ворчливой и ноющей женщиной, избиваемой своим мужем, который использует любую свою незначительную фрустрацию или раздражение в качестве оправдания своих действий.

Миф 6. Если бы жена хотела, она могла бы уйти от мужа-обидчика.

Есть много причин, мешающих женщинам уйти от обидчика: стыдно рассказать посторонним о случившемся; страшно, что обидчик еще больше рассвирепеет и станет бить еще чаще, жилищные проблемы, экономическая зависимость, недостаток поддержки от друзей и финансовой помощи, эмоциональная привязанность к мужу. Чаще всего действует совокупность причин. Самый опасный период для женщины наступает после того, как она принимает решение оставить своего обидчика. В этой ситуации мужчина может стать более агрессивным в связи с возможностью потерять свою «собственность».

Миф 7. Детям нужен их отец, даже если он агрессивен, или «Я остаюсь только из-за детей».

Без сомнения, дети нуждаются в семье, которая любит и поддерживает их. Но если вместо любви и понимания ребенок дома сталкивается с агрессией и насилием, то это приводит к повышенной тревожности, утомляемости, психосоматическим расстройствам, нарушениям в психологической сфере.

Миф 8. Пощечина никогда не ранит серьезно.

Насилие отличается цикличностью и постепенным усилением актов насилия. Это может начинаться просто с критики, переходя к унижениям, изоляции, потом пощечина, удар, регулярные избиения, а иногда смертельный исход.

Таким образом, мифы расходятся с фактами. Любой мужчина, независимо от того, является он алкоголиком, наркоманом, психопатом или нет, может быть насильником. В действительности, многие из них хорошо контролируют себя, имеют престижную работу, активны в обществе, окружены друзьями (Моховиков, 2001).

Наиболее типичные причины, не позволяющие женщинам, страдающим от насилия в семье, изменить свою жизненную ситуацию:

1. страх ухода (женщина, рискнувшая уйти, подвергается иногда смертельной опасности);

2. незнание собственных прав и возможностей;

3. наличие жилищной проблемы (отсутствие реальных законодательных мер, гарантирующих возможность расселения или обмена общей с насильником квартиры);

4. экономические проблемы (невозможность создания одной того же материального уровня в семье, абсолютная экономическая зависимость женщины от мужа, отсутствие работы и т. д.).

К нерешительности приводят и многочисленные неверные социальные установки относительно семьи и брака, такие как:

1. развод — признак поражения женщины;

2. насилие присутствует во всех семьях (только все члены семьи стремятся его скрывать);

3. семья — это женское предназначение и только женщина несет ответственность за то, что происходит в семье;

4. «без меня он пропадет»;

5. необходимо жертвовать собой и все терпеть ради детей;

6. помощь найти невозможно — чужие проблемы никому не нужны и т. д.

Женщинам мешает уйти из семьи не только это, но еще и иллюзия, что насилие никогда больше не повторится. К сожалению, в большинстве случаев это не так. В теории цикла насилия выделяют три определенные стадии, повторяющиеся на в разрушительных и разрушающихся взаимоотношениях. Длительность каждой стадии и их периодичность варьируется в каждом отдельном случае. Паттерны цикла насилия различны, но всегда повторяются, наращивая силу и частоту (Меновщиков, 2002).

Во время первой фазы, или стадии нарастания напряжения, происходят незначительные случаи побоев и нарастание напряженности между партнерами. Пострадавшие выходят из такой ситуации различными путями: они могут отрицать наличие самого факта избиения или сводить к минимуму значимость насилия («Могло бы быть хуже, это всего лишь синяк»). Не раз внешние факторы могут балансировать на грани перехода к следующей стадии. Жертвы насилия идут на все, чтобы контролировать эти факторы — оправдывая жестокость и даже защищая такое поведение членов семьи и других людей.

Вторая фаза характеризуется случаями сильного избиения. К концу первой стадии теряется всякий контроль над процессом. Здесь уже неизбежно грубое избиение. Нападающий не способен управлять своим деструктивным поведением, что служит началом жестокого развития событий. Основное отличие между первой и второй стадиями в том, что тут обе стороны сознают: ситуация вышла из-под контроля. Только один человек может положить конец насилию — сам нападающий. Поведение пострадавшего на этой стадии ничего не меняет.

Третья стадия, медовый месяц, несет с собой период необычайного покоя и любви, внимания и даже, в некоторых случаях, покаяния. Жестокость сменяют подарки, хорошие манеры, уверения, что насилие никогда больше не повторится, мольбы о прощении. Жертве хочется верить, что с кошмарами будет покончено навсегда. Во время этого периода партнеры отмечают вновь вспыхнувшее между ними искреннее чувство любви. Однако, поскольку это взаимоотношение деструктивно, стадия медового месяца заканчивается, переходя к фазе нарастания напряжения в новом цикле насилия.

Американский исследователь семейного насилия Л. Мак-Клоски выделяет основные причины его стабилизации, по ее мнению, целиком зависящие от женщины, супруги, неспособной кардинально изменить ситуацию и вырваться из порочного круга подобных взаимоотношений, избавив тем самым и себя, и своих близких от страданий. Нередко женщина, не понимая истоков немотивированной жестокости, начинает обвинять или осуждать себя, искать причины насилия в себе. Перенос вины с насильника на жертву называется «осуждением жертвы». Ввиду полной экономической зависимости от мужей, невозможности или нежелания работать, отсутствия престижной профессии или образования, из-за страха перед снижением своего социального статуса многие женщины боятся развода и терпят насилие исключительно ради материальных благ. В таких случаях женщины начинают добровольно самоизолироваться, боясь ревности и демонстрируя полную преданность и самоотдачу или стыдясь себя и своих семейных отношений. Имеет место также сознательное приятие и ожидание насилия со стороны мужа, когда женщина считает, что мужчине по его природе и социальному предназначению свойственно оскорблять и держать супругу в страхе, а потому на это надо смотреть «философски», спокойно.

Не существует единой теории, способной полностью объяснить все случаи и причины семейного насилия. Принимая во внимание сложность человеческой натуры, особенности социального взаимодействия и характер семьи как социальной структуры, нужно все же учитывать и все разнообразие семей, индивидуальные характеристики их членов и те социальные отклонения, которые, переплетаясь и сочетаясь, могут порождать насилие. Все это также придает особое значение взаимному влиянию людей друг на друга и их поступкам, которые предшествуют насилию и следуют за ним.

Конфликт, приводящий к насилию, можно назвать, используя термин Л. Козера, «нереалистичным» (Козер, 2000). Он возникает из агрессивных импульсов, ищущих выражение вне зависимости от объекта. Суть конфликта — в самовыражении, в том числе в виде аффектов.

Современная цивилизация не только не подавляет, но и, напротив, стимулирует проявление агрессии и культивирует насилие. Агрессия вполне могла эволюционно закрепиться как целесообразный инстинкт выживания, защиты от внешних угрожающих воздействий. Однако если исходить не только из эволюционного закрепления агрессивности, но и из непрерывного эволюционного отбора особо агрессивных индивидов, логично прийти к представлению о спонтанной природе агрессивности современного человека. Но все свойства человека нуждаются во внешних стимуляторах для своего полного проявления.

Достоверно установлено, что жестокое обращение с ребенком в семье не только порождает агрессивное поведение по отношению к другим детям, но и ведет к насилию и жестокости во взрослой жизни, превращает физическую агрессию в жизненный стиль личности. Высокий уровень агрессии определяет выбор человеком соответствующих форм поведения, например, возрастают показатели спонтанной реактивной агрессии, раздражительности. Часто жестокость обусловлена не только эмоционально, она зарождается и на почве интеллектуальной неспособности и фанатизма.

Существует набор черт характера, которые были выявлены у мужчин, избивавших своих подруг или жен; четыре последние характеристики почти со стопроцентной гарантией указывают на склонность к насилию. Если мужчина обнаруживает несколько черт характера из нижеперечисленных (три или четыре), то вероятность физического насилия достаточна высока — чем богаче набор этих характеристик, тем выше вероятность насилия. В некоторых случаях он может иметь всего 2 характерные черты, узнаваемые для женщины, но они раздуты до невероятных пределов (например, чрезмерная ревность, доходящая до абсурда). Поначалу мужчина будет пытаться объяснить свое поведение как проявление любви и заботы, и женщине это может льстить; с течением времени поведение становится более жестоким и направлено на угнетение женщины (Меновщиков, 2002).

Ревность . В самом начале взаимоотношений мужчина всегда говорит, что его ревность — это знак любви. Ревность, однако, не имеет ничего общего с любовью, это — признак незащищенности и собственничества. Он будет спрашивать женщину, с кем она разговаривает по телефону, обвинять ее во флирте, злиться, когда она проводит время в кругу семьи, с друзьями или детьми. По мере нарастания ревности он будет часто звонить ей в течение дня, неожиданно появляться дома. Он может выступать против того, чтобы она работала, из-за страха, что она познакомится на работе с другим мужчиной, или даже выражать ревность в странных формах, например — расспрашивать о жене своих друзей.

Контроль . Поначалу мужчина будет говорить, что такое поведение объясняется его заботой о ее безопасности, о разумном времяпрепровождении или о необходимости принятия правильных решений. Он будет сердиться, если женщина «поздно» вернулась домой после похода по магазинам или деловой встречи. Он будет подробно расспрашивать ее о том, где она была, с кем разговаривала. По мере усугубления такого поведения, он может не позволять женщине принимать самостоятельные решения по ведению хозяйства, выбору своей одежды и т. п. Он может прятать деньги или даже требовать, чтобы она спрашивала разрешения выйти из комнаты или дома.

Быстрая связь . Многие женщины, впоследствии подвергшиеся избиению, встречались или были знакомы со своими будущими мужьями или любовниками менее шести месяцев. Он налетает как вихрь, заявляя о «любви с первого взгляда», и льстит женщине, говоря: «Ты единственная, кому бы я мог это сказать»; «Я никого до сих пор не любил так, как тебя». Он отчаянно нуждается в ком-либо и будет настаивать на интимных отношениях.

Нереальные ожидания . В этом случае мужчина очень зависим от женщины с точки зрения удовлетворения своих потребностей; он надеется, что она будет превосходной женой, матерью, любовницей, другом. Он будет говорить, например, такое: «Если ты меня любишь, то я — все, что нужно тебе, а ты — все, что нужно мне». Предполагается, что она заботится о его эмоциональном состоянии и обо всем в доме.

Обвинение в своих проблемах других . При возникновении той или иной проблемы всегда найдется виновник, заставивший его поступать неправильно. Он может обвинять женщину во всех своих неудачах и ошибках, говоря, что она раздражает его, отвлекает от мысли и мешает выполнять работу. А затем она окажется виновата во всем, что происходит не так, как ему хотелось бы.

Обвинение других за свои чувства . Утверждая: «Ты сводишь меня с ума», «Ты оскорбляешь меня, поступая не так, как я прошу», «Ты меня раздражаешь», — он осознает свои мысли и чувства, но использует их при этом для манипуляции женщиной.

Гиперчувствительность . Легко ранимый, такой мужчина будет говорить о своих «оскорбленных» чувствах, когда в действительности он ведет себя безответственно, или рассматривать малейшую неудачу как результат козней, направленных против него. Он будет напыщенно и с энтузиазмом говорить о несправедливости, которая на деле является неотъемлемой частью нашей жизни: это может быть просьба выйти на работу во внеурочное время, наложение штрафа, обращение за помощью в работе по дому.

Грубость по отношению к животным или детям . Этот мужчина жестоко наказывает животных или бесчувствен к их страданиям или боли; он может считать, что ребенок в состоянии исполнить нечто, явно выходящее за пределы его возможностей (наказание двухлетнего за то, что тот намочил кроватку), или дразнить детей, младших брата или сестру, доводя их до слез (60 % мужчин, избивающих своих жен, бьют также и своих детей). Он может требовать, чтобы дети не ели вместе с ним за столом или сидели в своей комнате, пока он дома.

«Игривое» применение силы в сексе. Ему может нравиться разыгрывание в сексе всевозможных фантазий, где женщина совершенно беспомощна. Он дает ей понять, что идея «изнасилования» возбуждает его. Он может использовать злость и раздражение для манипуляции женщиной с целью добиться разрешения на секс. Или он может заняться сексом в то время, когда женщина еще спит, или требовать от нее секса, когда та устала или больна.

Оскорбление словом. Кроме того, что сами по себе слова могут иметь грубый и оскорбительный смысл, произнесенные в адрес женщины, они унижают ее, как бы перечеркивая все ее достоинства. Мужчина может говорить ей, что она глупа и без него ничего не сможет сделать, день может начинаться и заканчиваться такими вербальными оскорблениями.

Ригидные сексуальные роли. Мужчина ждет, что женщина будет угождать ему; он будет говорить, что она должна оставаться дома, подчиняться ему во всем — даже если это касается преступных действий. Он хочет видеть женщину подчиненной мужчине, глупой, неспособной быть целостной личностью.

Д-р Джекил и м-р Хайд (персонаж рассказа Р. Л. Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», в которой доктор Джекил открыл средство, позволяющее ему на время превращаться в порочную, жестокую личность по имени мистер Хайд). Многих женщин приводит в недоумение «внезапное» изменение настроения их партнеров — вот он милый и добрый, а в следующую минуту взрывается гневом, или он искрится счастьем — и тут же печален. Это не говорит о наличии особых «психических проблем» или о том, что он «сумасшедший». Вспыльчивость и резкое изменение настроения характерны для мужчин, избивающих своих партнеров.

Случаи избиения в прошлом. Мужчина может говорить, что бил женщин и прежде, но это они вынуждали его так поступать. Об этом можно услышать от родственников или бывшей жены. Такой мужчина будет бить любую женщину, находящуюся рядом с ним, обстоятельства в данном случае ничего не меняют.

Угроза насилия. Сюда относится любая угроза применения физической силы, означающая контроль за поведением женщины. «Я тебя убью»; «Я сломаю тебе шею». И хотя большая часть мужчин не угрожают своим супругам, насильники будут пытаться оправдать свое поведение, утверждая, что «все так говорят».

Битье посуды, разрушение предметов. Такое поведение может иметь целью наказать женщину (например, сломав ее любимую вещь), но гораздо чаще мужчине необходимо терроризировать женщину, чтобы держать ее в повиновении. Он может разбить тарелку кулаком или бросить в женщину что попало. И опять-таки — это значимый признак: только действительно незрелые люди бьют посуду (или что-либо иное) в присутствии других с целью угрозы.

Применение силы в качестве аргумента. Мужчина держит женщину в подчинении, силой заставляет ее выйти из комнаты, толкает и пинает ее и т. п. Кроме того, часть мужчин всячески стараются изолировать женщину, например, запретить ей работать, дружить с кем бы то ни было и т. п.

Причины возникновения физического насилия условно можно разделить на три группы (Платнова, Платонов 2004):

1. причины, вызванные особенностями личности мужчины и историей его жизни;

2. причины, вызванные историей жизни женщины и ее личностными особенностями;

3. причины, обусловленные особенностями супружеских отношений.

Каждая из них может стать определяющей, однако, как правило, целый комплекс причин приводит к внутрисемейному насилию над женщинами.

К наиболее типичным причинам насилия, обусловленным личностью мужчины и историей его жизни, могут быть отнесены следующие причины:

1. родительский сценарий, в котором отец бил мать;

2. мужчина был часто избиваем отцом и матерью в детстве;

3. наличие традиционного взгляда на положение женщин и мужчин в семье (мужчина абсолютный и беспрекословный глава семьи);

4. уверенность мужчины в том, что женщина имеет потребность быть в роли жертвы и не имеет реальных возможностей разорвать с ним;

5. высокий уровень тревожности и беспокойства по поводу своего доминирующего положения;

6. постоянное употребление алкоголя;

7. низкий уровень самосознания и самоконтроля;

8. неспособность принять ответственность за совершаемые действия;

9. наличие высокого уровня стресса, обусловленного экономическими и бытовыми причинами;

10. ярко выраженное желание причинения ущерба другому человеку;

11. психопатия и т. д.

Мужчины с гетеросексуальной ориентацией составляют большинство тех, кто совершает насилие и прибегает к другим способам недопустимого поведения, чтобы сохранить свой контроль и доминирование в личных отношениях (Mirlress-Black et al ., 1998).

Агрессивные мужчины нередко испытали в детские годы насилие по отношению к себе и наблюдали пример поведения старшего мужчины, проявлявшего жестокость по отношению к женщине. Они часто наблюдали алкоголизм, расизм, классовое подавление, и женоненавистническое поведение. Многим не довелось почувствовать в детстве любви и заботы.

Не все агрессивные мужчины подходят под эту категорию. Некоторые имеют психические заболевания и не испытывают угрызений совести по поводу сделанного, в то время как другие испытывают искренний ужас перед таким поведением. Агрессоры имеют тенденцию оправдать свои действия, как и все, кто доминирует с использованием силы, говоря и веря в то, что они являются жертвами тех, кого они на самом деле обижают. К сожалению, такое убеждение очень часто поддерживается многими социальными институтами, такими, как полиция, судьи, церковь, социальные и медицинские работники (Курасова, 1997; Сафонова, Цымбал, 1993).

Для женщин причины, связанные с неблагоприятной жизненной ситуацией в родительской семье, также выступают как факторы риска. Кроме того, к ним можно отнести следующие особенности поведения и личности современных женщин:

1. высокий уровень психологической зависимости женщины от мужчины;

2. экономическая зависимость женщины от мужчины;

3. более высокий уровень образования женщины в семье;

4. наличие физических недостатков у женщины (особенно если они появились в процессе совместной жизни);

5. низкая самооценка;

6. недостаточно или неумело проявляемая сексуальная активность и т. д.

Потенциальные жертвы насилия также часто проявляют следующие характерные признаки поведения:

? испытывают страх перед вспыльчивостью своего партнера;

? часто уступают партнеру, боясь оскорбить его чувства или вызвать гнев;

? чувствуют желание «спасти» партнера, когда тот попадает в неприятное или трудное положение;

? оправдывают плохое обращение партнера и перед собой, и перед другими;

? терпят, если партнер, раздражаясь и злясь, бьет их, толкает, пихает и т. д.;

? принимают решения относительно своих действий или поступков друзей в зависимости от желания или реакции партнера;

? оправдывают партнера тем, что он ведет себя точно так же, как когда-то его родной отец поступал с матерью.

Для супружеских отношений характерны следующие проявления, приводящие к насилию:

1. конфликтность и постоянные ссоры в семье;

2. вербальная агрессия во взаимоотношениях супругов;

3. борьба за власть и доминирование в семье;

4. низкий социально-экономический статус семьи;

5. ригидность во взаимодействиях и взаимоотношениях партнеров.

Женщины, против которых направлено насильственное поведение, могут испытать:

? постепенное ухудшение здоровья по мере того, как усиливается эмоциональное, физическое и экономическое насилие;

? снижение самооценки, утрату уверенности в себе;

? сильные чувства одиночества, стыда и страха;

? постоянные стрессы и психофизиологические расстройства;

? чувство отчаяния от невозможности разрешить проблему насилия в семье;

? нарастающее чувство вины из-за неспособности справиться с проблемой своими силами и агрессию, направленную против себя самой.

Как правило, физическое насилие сочетается с сексуальным насилием над женщиной. Сексуальное насилие — это совершение сексуальных действий против воли партнера, а также принуждения партнера к неприемлемым для него приемам, способам сексуальных отношений. Изнасилование в браке — преступление, которое до сих пор не считается преступлением. Во многих странах мира брак рассматривается как наделение мужчины безусловным правом на сексуальные отношения с супругой и правом применения силы в случае ее отказа.

Виды сексуального насилия достаточно подробно представлены в специальной литературе (Антонян, Ткаченко, 1993; Дворянчиков и др., 1997; Курасова, 1997).

К клиническим проявлениям сексуального насилия в отношении женщин относят жалобы пострадавших на: хронические боли, психогенические боли (боли вследствие диффузной травмы без видимых проявлений); гинекологические отклонения, частые инфекции мочеполовой системы (диспареуния, боли в тазовой области); частые посещения врача с неопределенными жалобами или симптомами без признаков физического недомогания; хронические посттравматические стрессовые нарушения; расстройство сна и аппетита; усталость, снижение концентрации, половые расстройства и т. д.

К психологическим последствиям этой формы насилия можно отнести следующие факторы: снижение самооценки; чувство изоляции и неспособность справиться с ситуацией; депрессивные состояния; суицидальные тенденции; злоупотребление алкоголем; склонность к употреблению наркотиков и т. д.

Возможность сексуального насилия обусловлена личностью не только мужчины (насильника), но и женщины (жертвы). Специальные исследования выявили обобщенный социальный портрет мужчины, характерные черты биографии: низкий уровень образования; доминантная холодная мать; негативное восприятие собственных отцов и отсутствие с ними положительной эмоциональной связи; использование родителями незаслуженных наказаний; повышенный уровень либидо и повышение потребности в эскалации сексуальных возбудителей; алкоголизм; страх перед женщинами, обусловленный нарушениями в мужской идентичности.

Для мужчин «группы риска» по сексуальному насилию характерны установки криминальной культуры восприятия женщины как предмета ширпотреба, необходимого для «немужской» работы. Очень часто — слабость и неуверенность характера, которые мужчина использует сексуальное насилие как средство доказательства самому себе своей собственной мужественности.

Зарубежные специалисты кризисных центров (Шведова, 2000) для женщин обобщили типичные установки, ограничивающие возможность помощи жертвам внутрисемейного насилия:

1. страх возмездия, если обидчик узнает о разговоре о насилии;

2. стыд и унижение оттого, что произошло с ней;

3. мысли о том, что она заслужила наказание;

4. чувство защиты своего партнера;

5. неполное осознание ситуации;

6. убеждение, что врачу или психологу не обязательно знать информацию о насилии, потому что он очень занят, чтобы тратить свое время;

7. убеждение, что врач и психолог не могут помочь в этом вопросе, и т. д.

Не менее опасным и распространенным видом внутрисемейного насилия над женщинами является психологическое насилие. Эта форма насилия проявляется в пренебрежении ее потребностями, отсутствии теплого, внимательного, любовного взаимоотношения и использовании бесконечных насмешек, циничных замечаний, иронии. Это может проявляться в следующем.

1. Игнорирование психологических потребностей женщины: потребности в безопасности; потребности в принадлежности к группе (женщина во всех своих действиях и поступках должна принадлежать только мужу); потребности в познании (запрет на обучение); потребности в самореализации в профессиональной сфере (запрет на работу).

2. Изоляция. Это установление жесткого контроля над сферой общения женщины, запрет на общение с коллегами по работе, подругами, родственниками, жесткий контроль любых взаимодействий жены вне дома. В случае развода или сильных обид муж может запретить жене общаться с детьми.

3. Постоянные угрозы в структуре межличностного взаимодействия (в уничтожении и разрушении семейного пространства, межличностных взаимоотношений, представлении детям и другим людям искаженного портрета партнера, иронии, насмешках, желании поставить партнера в неловкую ситуацию и всем близким и далеким людям продемонстрировать эту неловкость или отсутствие каких-либо умений и навыков).

4. Создание семейной коалиции в результате отвержения женщины.

5. Формирование портрета неуспешной, неумелой и несостоятельной матери в глазах детей и значимого человека.

6. Отвержение. Неспособность и нежелание проявления внимательного, ласкового, заботливого отношения к женщине, что проявляется в эмоциональной холодности.

7. Манипуляции над женщиной (использование ложной или истинной информации против женщины) и т. д.

Как правило, причины, вызывающие психологическое насилие над женщиной, также обусловлены особенностью личности женщины. К ним можно отнести:

1. явно выраженное страдание жертвы как фактор подкрепления агрессии;

2. экономическую, психологическую и эмоциональную зависимость женщины;

3. более высокий уровень образования женщины;

4. невысокий социально-экономический статус женщины;

5. наличие опыта восприятия себя в качестве жертвы в родительской семье;

6. низкий уровень самооценки партнеров;

7. высокую степень глубины внутрисемейных разногласий и конфликтов между супругами;

8. многочисленные стрессовые ситуации (безработица, смерть близких родственников, очень тяжелая и низкооплачиваемая работа, враждебные действия знакомых людей);

9. употребление алкоголя, наркотиков и др. Специальные исследования вербальной агрессии показали, что более чем в 8 % случаев внутрисемейного насилия оскорблениям подвергается не просто личность женщины, не ее социально-ролевые функции. Во время ссор мужчина, зная слабые места женщины, оскорбляет и унижает ее личное и профессиональное достоинство.

Существует три модели, широко используемые для объяснения динамики развития взаимоотношений насилия:

1. цикл насилия (Л. Уолкер);

2. процесс насилия (Ланденбергер);

3. власть и управление (модель Дулута) (Курасова, 1997; Сафонова, Цымбал, 1993).

Уолкер в 1984 году проанализировала психологические и поведенческие реакции подвергающихся насилию женщин с точки зрения теории «приобретенной беспомощности» Селигмана. На основе многочисленных опросов подвергающихся насилию женщин Уолкер разработала «цикличную теорию насилия». Были определены три фазы.

Первая фаза «фаза нарастания напряжения» характеризуется эскалацией напряжения, словесными оскорблениями и мелкими физическими столкновениями. Женщина старается успокоить своего партнера, отчаянно пытаясь избежать серьезных конфликтов. Ее чувство беспомощности и страха растет по мере того, как конфликты становятся все более серьезными. Данная фаза может длиться неделями или даже годами до тех пор, пока напряжение не достигает переломного момента.

Вторая фаза, «серьезный инцидент насилия», представляет собой начало серьезного насилия, длящегося от 2 до 24 часов. Женщина не состоянии повлиять на исход второй фазы и может только лишь попытаться защитить себя и своих детей.

В третьей фазе «последствия» мужчина может проявлять раскаяние, любовь и намерение измениться. Данная фаза порождает надежду женщины на то, что избиения прекратятся. К сожалению, этот цикл почти всегда повторяется. С течением времени третья фаза имеет место все реже и реже, и женщина оказывается в ловушке между нарастанием напряжения перед вспышкой и насилием (Walker, 1999; 2000).

Ланденбергер (Landerbereger, 1989) было изучено личностное восприятие опыта насилия, процесс самооценки в обстановке взаимоотношений насилия, а также влияние личностного восприятия на выбор женщин в обстановке взаимоотношений насилия. Женщины описывали 4 фазы — объединение, терпение, разрыв, реабилитация — изменения оценки насилия, отношений со своими партнерами, самих себе, через которые они прошли. В течение фазы объединения, когда взаимоотношения еще новы и полны любви, женщина реагирует на насилие удвоенными усилиями наладить контакт и предотвратить будущее насилие. Женщина применяет методы, отличающиеся логикой и изобретательностью, для того, чтобы успокоить своего партнера. С течением времени бессмысленность ее попыток решить эту проблему становится для нее очевидной, и женщина начинает сомневаться в долговременности их взаимоотношений. Во второй фазе, или фазе терпения, женщина терпит насилие из-за положительных сторон в их взаимоотношениях, а также потому, что она считает себя, по крайней мере, частично ответственной за насилие. Хотя женщина может попробовать найти помощь на стороне, она не раскрывает всех обстоятельств проблемы, так как она боится последствий, связанных с ее безопасностью, а также с социальным статусом ее партнера. В фазе разрыва женщина признает свое положение как связанное с насилием и сознает, что она не заслуживает такого отношения.

Переломный момент возникает, когда женщина осознает опасность для себя, а также возможность попытки убить своего обидчика. По мере того как женщина пытается решить проблему отдельного проживания и проблему своей безопасности, она может несколько раз уйти и вернуться к обстановке взаимоотношений насилия. Через определенное время, необходимое для переоценки ценностей и успешного преодоления препятствий, которые не давали ей уйти, женщина может перейти в фазу реабилитации, в течение которой она проживает отдельно от лица, проявлявшего насилие.

В 1984 г. на основе групповых интервью, проведенных с женщинами, посещающими образовательные курсы, в рамках Программы Дулута по борьбе с домашним насилием была предпринята разработка структуры для описания поведения мужчин, оказывающих физическое и эмоциональное насилие по отношению к своим партнерам. Многие женщины критиковали теории, описывающие насилие как цикличное событие, а не как постоянно присутствующую составляющую их взаимоотношений. Далее, женщины подвергали критике теории, объясняющие насилие неспособностью мужчин справиться со стрессом. Из опыта женщин, проживающих с партнерами, проявляющими насилие, была разработана модель власти и управления, получившая также название модели Дулута. Данная теория описывает насилие как составную часть модели поведения, а не как серию независимых инцидентов насилия или циклических взрывов сдерживаемой злости, разочарования или болезненных чувств (Pence et al., 1993; Shepherd, Pence, 1999).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.