БУДУЩЕЕ

БУДУЩЕЕ

В январе 2006 года у меня состоялось выступление в Харькове. Реклама пошла примерно с середины декабря, билеты начали продаваться за месяц. Меня часто приглашают выступать в различные города, но чаще всего я отказываюсь. Главная причина в том, что с момента первой моей записи на видеокамеру я решил не повторяться.

В последнее время я понял: можно не повторяться ни в чем. Конечно, существуют традиции, которые нужно поддерживать. В каждой ситуации есть скелет — главная конструкция, которая в принципе всегда одна и та же, но внешность может варьироваться как угодно. Кстати, у нас в Крыму есть генеральный тост за традиции встречи друзей.

Я отвлекся. Возвращаемся к лекциям. То, что я не повторяюсь, имеет и плюсы, и минусы. Плюс в том, что мне самому интересно, как пройдет лекция, и это подразумевает большой выброс энергии, то есть стимулирует творчество и позволяет новым мыслям рождаться прямо в зале во время лекции. Поэтому я чувствую зал и держу его. Кстати, чем опасна фонограмма? Она ведет к вырождению искусства. Звук, голос — это энергия, это способ установить контакт с залом, поэтому, чтобы держать зал без фонограммы, нужен мощный всплеск энергии, а на него способен не каждый.

Наше подсознание работает по принципу двоичности — в нем идет либо процесс деградации, либо развития. Например, человек годами исполняет под фонограмму две-три песни и получает денег гораздо больше, чем он их реально зарабатывает. А дальше у него почему-то начинаются проблемы с душой и с телом. Чтобы ущербность энергетики певца не было заметна, выступление прикрывается кордебалетом, стриптизом, певец суетится на сцене, изображая страсть, а в душе — пустота.

Так вот, возвращаемся к лекциям. Их плюс — это творчество, минус — то, что выступать часто поэтому не могу. Но сейчас меня это даже радует. Я помню, как в 1995 году ко мне пришла известность: начались активные приглашения и выступления в разных городах. Сначала мне было интересно — путешествия, общение, новизна, заработки. Тогда я был популярен, и залы были полными.

Где-то в середине 1997 года я почувствовал, что начинаю уставать. Я ведь даю серьезную информацию, и мне нужно постоянно держать зал. Кроме того, я диагностирую. И при ответе на вопросы мне нужно не просто дать ответ, а выстроить его так, чтобы это помогло конкретному человеку. В начале 1998 года я почувствовал себя неважно, просто не успевал восстанавливаться.

Я теперь не осуждаю несчастных людей, которых засасывает бизнес, работа, деньги. Оказывается, все это работает как наркотик. Жизнь мне спас дефолт 1998 года. Люди перестали ходить на мои выступления, и я сумел отдышаться. Тогда я сказал себе: я провожу лекции для развития, для помощи людям, для получения удовольствия и для заработка. Система приоритетов! Поясню это на примере. Одна дама, надеясь выйти замуж, спросила у своего избранника, какое место она занимает в его жизни. А он ей ответил: «Дорогая, на первом месте у меня мама, на втором — работа, на третьем — дача, четвертое место у меня свободно, ты — на пятом».

Так и у меня с 1998 года заработок переместился на пятое место. В Харькове я раньше не выступал, хотя он находится по дороге в Крым. Потом мне друзья сказали, что это самый крупный культурный центр на Украине, где очень много студенчества, и обязательно надо там выступить. Кстати, в сентябре 2006 года, когда я во второй раз выступал в Харькове, зрителей было меньше, но Удовлетворение я все-таки получил.

Так вот, в середине декабря 2005 года начали продаваться билеты на первое выступление в Харькове. Для меня стало привычным явлением контактирование с пациентами до приема и со зрителями до выступления. За несколько дней до семинара мне уже бывает тяжело. Все диалоги, воздействие, общение происходят заранее на тонком плане. Именно в это время происходит отсев: если человек не готов или ему нельзя попасть на прием, он на стадии этого внутреннего диалога отсеивается. Но могу быть не готовым и я, и тогда зал меня пробивает. Если я хочу помочь людям очиститься от грязи, мне самому нужно уметь очищаться. Хочешь не хочешь, а в общении, особенно когда диагностируешь, душевная грязь к тебе перетекает. Именно поэтому многие психиатры становятся похожими на своих пациентов.

То, что зрители, с которыми я встречусь в январе, уже общаются со мной на тонком плане, я почувствовал, а вот как меня «пробили», не ощутил — воздействие было слишком тонким. Моя зависимость от основных ценностей начала резко возрастать. Я думаю, что со временем, когда люди будут осознавать, что душа намного важнее тела, они будут чувствовать опасность, ведущую к деградации души. Я тогда этого не почувствовал. Почему-то не сработала привычная система предохранения. Расскажу, как она выглядит.

Представьте себе, что к вам из будущего идет большая слава, деньги, известность, и ваша душа на тонком плане это уже получила. Я говорил, что наши глубинные эмоции реагируют на будущее как на настоящее. Именно следуя эмоции, я получал информацию о будущем. Так вот, душа становится гордой, в подсознании появляются амбиции, высокомерие, и человек, еще реально не получив успеха и материальных благ, уже подсознательно обижает и предает своих близких. И они, ни о чем не подозревая, реагируют на это и начинают активно «клевать» его. И вот здесь начинается самое главное: если ты умеешь прощать несправедливые обиды от близких, если наработан механизм принятия боли и сохранения любви, тогда твоя душа успевает привести себя в порядок и человеческое счастье, которое подходит из будущего, уже не убьет тебя. То есть внутренне снисходительный и добродушный человек может быть подготовлен к богатству и счастью, а другим его иметь опасно. Кстати, то же самое происходит с несчастьями. Я часто вижу, как к человеку на тонком плане движутся крупные неприятности, которые должны с ним произойти через несколько лет, и, если он, вступая с ними в контакт, начинает испытывать страх, ненависть, уныние и поддерживает это непонятное состояние, оправдывая его внешними причинами, он делает это несчастье неотвратимым.

Как это может выглядеть? Например, через три-четыре года человека ждет крах будущего. Допустим, он должен погибнуть, или у него рухнет его предприятие, или мечты развалятся. Он подсознательно чувствует эту ситуацию, но в его поверхностных, реальных чувствах она выглядит как измена жены. Почему? Да потому что крах будущего у него ассоциируется с изменой близкого человека. Через несколько лет его ждет смерть, а признаком этого является неожиданно вспыхнувшая ревность к жене. И если он начинает поддерживать это чувство по схеме: дыма без огня не бывает и начинает накручивать сам себя подозрениями или агрессивными выходками по отношению к жене, он заваливает ситуацию, которую можно выправить, и делает свои проблемы неотвратимыми.

Прошлое и будущее связаны воедино, и на будущее в первую очередь мы выходим через эмоции. Эмоции — это мостик между настоящим и будущим. Именно наши неправильные эмоции каждую долю секунды либо убивают наше будущее, либо, наоборот, созидают и развивают его.

Одна противоположность уравновешивается другой. Рядом с жадным человеком непременно появится вор, а если человек жаден до будущего, всегда появится тот, кому наплевать на будущее, поскольку он поклоняется противоположному — материальному. Рядом с идеалистами всегда будут подлецы и негодяи. В России коллективное сознание всегда превосходило личное и индивидуальное, но поскольку веры было маловато, народ часто съезжал от любви к духовности. Весь советский период мы шли не к Богу, а к светлому будущему.

Я вспоминаю, как один человек задал мне такой вопрос: «Гениальный Чехов умер очень рано. Причиной смерти была болезнь легких. По вашей терминологии, это гордыня, но ведь он был исключительно деликатным и духовным человеком. Как же тогда вы объясните его смерть?» — «Вы помните главное произведешь Чехова — пьесу „Чайка"? Ее герой — Треплев — пишет пьесы вовсе не для того, чтобы прославиться. Он хочет создать свой мир, где нет боли, обид и унижений. Он хочет жить в этом иллюзорном мире, где нет Бога, нет любви и боли, а есть сплошное исполнение желаний. Однако раз за разом он налетает на реальную действительность. И вместо того чтобы принять боль как толчок к любви, он начинает потихоньку ненавидеть весь окружающий мир, и ненавидит его все больше, и хочет убить этот мир все сильнее. И вот он убивает чайку — это протест против всего мира и готовность его уничтожить. Есть легенда, по которой души умерших моряков вселяются в чаек, чайка есть символ души человеческой. Главный герой чеховской „Чайки", возненавидев весь мир, сползает к дьяволизму, убивая тем самым свою душу. А когда убита душа, тело обречено, и самоубийство главного героя в конце пьесы вполне закономерно. Чехов, который сам в душе чувствовал себя Треплевым, назвал эту пьесу комедией, тем самым попытавшись отстраниться от этих мелочных, но одновременно страшных проблем, попытавшись преодолеть зависимость от них.

Лидеры общества отражают тенденцию, общую для всех его членов. Художники, писатели, политики идут впереди и чувствуют то, что вскоре произойдет со всем народом. Чехов умер от проблемы с легкими, потому что не смог найти выхода. Человеческое захлестнуло его и все больше стало затмевать Божественное. В таких случаях болезни и смерть помогают спасти душу, потому главный герой „Чайки" и не смог найти выхода и был обречен автором на самоубийство. Потому и Россия как государство была обречена».

Если мы забываем, что Бог управляет всем, и перестаем ощущать во всем Его волю, тогда мы начинаем сами управлять временем. По большому счету временем управлять можно, но только на поверхностном уровне! И нужно знать, когда остановиться. Но мы, сожалея а том, что произошло с нами, не подозреваем, что в нашем подсознании мы хотим изменить ход вещей во всей вселенной. Понятно, что будет дальше.

Можно делать все быстро, но при этом не спешить. Состояние спешки — это агрессия ко времени. Я всем пациентам постоянно говорю, что время — это фундаментальная величина во вселенной. Агрессия ко времени никогда добром не кончается. Сожаление о прошлом и внутреннее желание его изменить, недовольство настоящим, неприятие того, что с тобой происходит, своей судьбы, подстегивание будущего или страх перед ним — это уже диагноз.

Кстати, главный фактор, подпитывающий обиду, — неприятие того, что произошло. Если я совершенно не могу принять потери, которая произошла, то я не смогу простить обиду, которую мне нанес человек этой потерей. Отсюда вывод: чтобы преодолеть обиду, нужно добровольно терять что-то. А добровольная потеря — это жертва. Без жертвы не бывает веры в Бога. Какой вывод? Обидчивый человек верующим быть просто не может, даже если он каждый день будет ходить в мечеть, синагогу или церковь. Он будет считать себя верующим, а по своей сути будет постоянно бороться с Божественной волей и отказываться от принятия ее.