Жизненное пространство

Жизненное пространство

Профессор Преображенский из повести М. Булгакова «Собачье сердце», как известно, проживал на Пречистенке в квартире из семи комнат и очень хотел иметь восьмую, так как испытывал неудобство от совмещения кабинета и библиотеки. Ещё совсем недавно описание этой квартиры для любого читателя звучало не менее фантастично, чем история очеловечивания пса Шарика. Ведь, говоря словами другого булгаковского персонажа, квартирный вопрос нас совсем испортил. Но сегодня пяти-, шести- и даже семикомнатная квартира стала явлением если не заурядным, то вполне реальным. Например, в Москве на Мичуринском проспекте построен новый дом, в котором любой желающий может приобрести двухъярусную семикомнатную квартиру. Правда, назначенная цена резко снижает круг потенциальных покупателей. Остальные поглядывают на новостройку с плохо скрываемой завистью. Ведь для большинства москвичей трехкомнатная квартира — предел достижимого. А большая семья даже и в трёх комнатах испытывает стеснение. Некоторые, правда, глядя на роскошный новый дом, прибегают к старой уловке, которую психологи называют принципом зеленого винограда: «Зачем мне такие хоромы? Домочадцам там придётся аукаться, как в лесу. Да и сколько сил отнимет уборка…» Хотя, положа руку на сердце, мало кто отказался бы от такого жилья, если б оно было по карману. Почти всякий горожанин мечтает о расширении своей жилой площади, о повышенной комфортности жилья. Правда, по мнению психологов, это не одно и то же. Жилое пространство, чтобы быть удобным, не обязательно должно быть обширным. А ощущения дискомфорта и стеснения порой возникают оттого, что пространство нерационально организовано.

Проблема жизненного пространства человека долгое время ускользала от внимания учёных. Лишь сравнительно недавно многие отрицательные явления, связанные с ростом больших городов, стали объяснять в том числе и чрезмерной плотностью населения. Оказалось, что жители мегаполисов чересчур раздражительны, агрессивны, сильно страдают от стрессов и депрессий, от всевозможных телесных и душевных недугов. Современный городской житель подчас напоминает птицу, уныло нахохлившуюся в тесной клетке, а порой бывает похож на тигра, который беспокойно мечется за железными прутьями и злобно рычит на окружающих. Разумеется, любое сравнение человека с животным весьма условно. Однако некоторые аналогии просто бросаются в глаза.

Оказывается, ряд закономерностей, выявленных этологами — специалистами в области поведения животных, позволяет пролить свет и на природу многих человеческих проблем.

Вам наверняка приходилось ожидать перед телефонной будкой, когда телефон наконец освободится. Минуты тянутся нестерпимо медленно, и кажется, что болтун, занявший телефонную будку, нарочно тянет время, видя, что вы торопитесь.

По утверждению американского психолога Барри Рубэка, это не кажется, это так и есть. Он замерил продолжительность разговора более двухсот человек из телефонных будок и обнаружил, что в отсутствие очереди разговор длится в среднем полторы минуты, а если у будки кто-то ждёт возможности поговорить, средняя продолжительность разговора — целых четыре минуты.

По мнению Рубэка, это на подсознательном уровне сказывается территориальный инстинкт, свойственный многим обезьянам и другим предкам человека. Не отдавая себе в этом отчёта, говорящий рассматривает будку как свою территорию и стремится защитить её от желающих вторгнуться.

Известно также, что большинство диких животных имеют специфическую «дистанцию бегства», нарушение которой заставляет животное убегать. Ящерица убегает, если к ней приблизиться на несколько метров; для крокодила эта дистанция составляет примерно 40 метров. Воробей и ворона имеют очень маленькую дистанцию бегства, олень и орёл — очень большую.

Понятно, что в животном мире этот механизм выполняет защитную функцию. Если в жизненное пространство животного осмелилось вторгнуться другое животное, то от последнего, по всей вероятности, исходит угроза. Человек сохранил в своём поведении этот древний механизм, неосознанно ощущая, что физическое соприкосновение чревато неприятностью.

Давайте понаблюдаем, как ведут себя пассажиры общественного транспорта на первой остановке маршрута. В пустой троллейбус или вагон метро входят несколько человек, каждый из них может сесть на любое место. Если пассажиров по крайней мере вдвое меньше, чем мест в салоне, то они, скорее всего, разместятся таким образом, чтобы избежать непосредственного соприкосновения с другим пассажиром. Каждый постарается сесть так, чтобы соседнее место осталось свободным.

Продолжим наблюдение на следующей остановке. В салон входят ещё несколько пассажиров. Перед ними достаточно мест, на которые можно сесть. Однако в первую очередь будут заняты те места, которые позволяют избежать соседства. И это будет продолжаться до тех пор, пока таких мест не останется. Садиться рядом с другим человеком начнут лишь тогда, когда салон заполнится более чем наполовину.

Из этого простого наблюдения следует очевидный вывод. Вокруг каждого из нас существует некое пространство, которое мы стремимся держать в неприкосновенности. Лишь ситуация многолюдья вынуждает нас смириться с нарушением его границ. Либо мы сами, сблизившись с человеком в психологическом смысле этого слова, стремимся к близости пространственной — вплоть до дружеского или любовного объятия, которое, однако, тоже не может длиться вечно.

Разумеется, для совместно проживающих близких родственников эта закономерность выражена на так ярко. Пространственная близость с родителями, с супругом или ребёнком для большинства людей не только приемлема, но и весьма желательна. Но природа человека такова, что наряду с потребностью в близком общении каждый из нас испытывает и определённую потребность в автономии, самостоятельном и неприкосновенном существовании. Если человек лишён возможности иногда уединиться, побыть наедине с самим собой, это отрицательно сказывается на его душевном самочувствии, хотя сам он и не отдаёт себе в этом отчёта. Родственники начинают раздражать, накапливается недовольство, вспыхивают ссоры. Всему этому легко найти объяснимый повод. Но подлинная причина кроется в утрате человеком личного пространства, что и приводит к росту напряжения.

Такую ситуацию мы невольно провоцируем сами, организуя пространство своего жилища таким образом, что все оно принадлежит всем и никому. В таком доме каждый член семьи может в любой момент по какой?то своей надобности появиться в любом месте. Личные пространства постоянно пересекаются: приступая к какому?то занятию, никто не может быть уверен, что его не прервут и не отвлекут. Возникающее напряжение в данной ситуации объясняется просто: пространственные потребности непредсказуемы, их интенсивность слишком высока. Человеку всегда приходится быть наготове, чтобы вовремя посторониться, ответить на вопрос, выполнить просьбу или согласовать намерения.

Чтобы этого не происходило, достаточно придерживаться несложной стратегии. Всем членам семьи необходимо заключить негласный договор, по которому каждому отводится определённая личная территория. Не всегда возможно, чтобы это была отдельная комната. Тогда пускай это будет хотя бы уголок, на который кто?то из. членов семьи приобретает приоритетные права. Интуитивно мы стараемся придерживаться этого правила: почти во всяком доме есть если не детская комната, то уголок с игрушками, «папин рабочий стол», «мамино кресло» и т. п. Установление таких территорий не требует подписания соглашений и возведения неприступных рубежей. Достаточно просто взять за правило: если человек находится на «своей» территории, не следует без необходимости его беспокоить.

Важный фактор, влияющий на настроение и самочувствие, — расположение мебели, которое определяет, какое положение члены семьи займут на территории дома и относительно друг друга. Установлено, что если лейтмотивом общения выступает соперничество, то люди располагаются напротив друг друга, если кооперация — то становятся или садятся рядом, вполоборота. Более того, если расположение мебели принуждает занять ту или иную позицию, то и взаимные контакты людей приобретают соответствующую окраску. То есть, поставив вдоль одной стены диван, а прямо напротив — кресла, мы буквально провоцируем противостояние.

Ещё одно интересное наблюдение провёл английский психолог Л. Соммер. Он предпринял перестановку кресел в гостиной пансионата для престарелых. Всякий раз, когда кресло оказывалось отодвинуто от стены, постояльцы немедленно возвращали его на место.

Судя по всему, людям не нравится иметь за спиной неконтролируемое пространство. В древности это было связано со вполне естественным опасением подвергнуться сзади неожиданному нападению. С тех давних пор этот рефлекс не угас. К тому же он ещё более обостряется в определённых жизненных условиях. Так, один из героев фильма «Белорусский вокзал» — ветеран войны, бывший десантник — отказывается садиться спиной к двери, поскольку на всю жизнь сохранил неосознаваемое ожидание угрозы из неконтролируемого пространства. Отсюда следует простая рекомендация: чтобы чувствовать себя психологически комфортно в любой обстановке, старайтесь занять такое положение, чтобы не ощущать спиной пустоту. Понятно, что это касается любого из нас. И вы можете избавить человека от некоторого неосознаваемого неудобства, если позволите ему занять «безопасное» положение со «страховкой» за спиной..

Но и чрезмерная страховка может повредить. Так, сидя в любом положении, желательно не упираться спиной в стену, иначе даже в достаточно просторном помещении создаётся ощущение тесноты.

Из того времени, что мы находимся дома, немалая часть проводится нами в постели. А расположение кровати может неявно стимулировать положительные или отрицательные ощущения, которые большей частью не осознаются, но влияют на самочувствие. И неосязаемые «геопатогенные зоны» тут, как правило, ни при чем. Крайне неудачным можно считать такое положение, при котором кровать оказывается напротив дверного проёма. Дверь сама по себе символизирует возможность вторжения, даже если, кроме лежащих в кровати, никто в квартире не живёт. А это, в частности, может породить смутные ощущения, препятствующие нормальному засыпанию или интимной близости супругов. Так что для поднятия жизненного тонуса порой достаточно просто переставить кровать.

Уже упоминавшийся Л. Соммер экспериментировал с расположением кроватей. Он предлагал студентам-новичкам занять место в общежитии, где в комнате располагалось 8 кроватей — по 4 вдоль каждой стены. Оказалось, что при возможности выбора предпочтение всегда отдаётся угловым кроватям. То есть человек предпочитает спать так, чтобы его голова была ориентирована на угол, образуемый двумя стенами. Вероятно, это и есть оптимальное положение для спального места.

В целом мебель, расставленная вдоль стен, создаёт впечатление большего простора. Мы по традиции посреди самой большой комнаты ставим стол, а это скрадывает пространство и заставляет даже на большой площади почувствовать тесноту.

Существует ещё много дизайнерских уловок, позволяющих «расширить» помещение. Конечно, когда несколько человек вынуждены тесниться в маленькой комнатке, никакие уловки не помогут — необходимо расширение жилплощади. Но в не столь критических случаях и простые «косметические» меры порой позволяют вздохнуть свободнее.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

ЖИЗНЕННОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ДЖОРЖА ВАШИНГТОНА

Из книги автора

ЖИЗНЕННОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ДЖОРЖА ВАШИНГТОНА Жизнь Джоржа Вашингтона можно четко разделить на три этапа, описанных выше. Жизнь большинства людей трудно разбить на три отчетливые фазы – обычно происходит их перехлест. В жизни же Джоржа Вашингтона явно прослеживаются три


8. Наше жизненное пространство[40]

Из книги автора

8. Наше жизненное пространство[40] Я хочу изучить то место (в самом отвлеченном смысле этого слова), в котором мы находимся большую часть времени, проживая свою жизнь.Уже сам язык, который мы используем, естественным образом подталкивает нас к тому, чтобы заинтересоваться


5.1. Жизненное пространство

Из книги автора

5.1. Жизненное пространство В этой главе я попытаюсь дать ключ к женскому успеху, указать дорогу, ведущую к победе. Рассмотрев все психологические особенности женщины, обратимся теперь к деталям: духам, одежде, манере разговаривать, вести встречу – ко всему тому, что можно


Душевное жизненное пространство

Из книги автора

Душевное жизненное пространство «…всякий раз, когда мы ощущаем угнетенное состояние или страх перед старением, это означает, что мы пренебрегли духовным измерением жизни». * * *Какое чувство вы хотите испытывать в вашем доме или квартире? Архитекторы и строители могут


Жизненное пространство после выхода на пенсию

Из книги автора

Жизненное пространство после выхода на пенсию «Мы не можем ориентироваться на других при планировании нашего выхода на пенсию, поскольку каждый из нас имеет собственное представление о том, где он хочет быть». * * *Мы все ищем определенного комфорта в своей жизни. Мы хотим


Глава 3 Жизненное откровение и жизненное предназначение

Из книги автора

Глава 3 Жизненное откровение и жизненное предназначение Без откровения свыше народ необуздан. Книга Притчей Соломоновых, 29:18 Жизненное откровение, или, иначе говоря, жизненная мечта, понимаемая как «высшее предназначение определяется в словарях и энциклопедиях как


5. Жизненное равновесие

Из книги автора

5. Жизненное равновесие Жизнь — это полотно, на которое, подобно художнику, я день за днем наношу все новые мазки, создавая свой


Восстановите жизненное равновесие

Из книги автора

Восстановите жизненное равновесие По нашему мнению, ярчайшим примером человека, который много работал и приложил все возможные усилия для того, чтобы достичь гармонии, может служить известный во всем мире и любимый миллионами поклонников актер Сильвестр Сталлоне. Этот


Пространство безмятежности

Из книги автора

Пространство безмятежности Ваше священное пространство там, где вы вновь и вновь обнаруживаете себя. Джозеф Кемпбелл Мне часто приходилось слышать от других, что интроверты не осознают того, что их окружает. Думаю, дело обстоит как раз наоборот. Большинство из них остро


Пространство

Из книги автора

Пространство К «странностям тела» он скоро привык, и они стали беспокоить его только иногда, когда позднее начали появляться припадки.Но появились другие странности, он назвал их «странностями пространства», и от них он уже не смог избавиться никогда.К нему подходит врач


Жизненное кредо

Из книги автора

Жизненное кредо И если этот принцип тверд, как алмаз, то и человек становится тверд, как алмаз. У Голтиса этот принцип, очевидно есть. И именно он меня интересует. Как Голтис думает в момент серьезнейшего испытания.Наконец, подошла моя очередь, я спросил Голтиса:– Голтис, я