ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение повторим основные выводы:

Кризис и трансформация культуры в армейском социуме является выражением распада информационного поля, то есть проблема системно организованного насилия — это проблема семиотическая.

Ситуация толпы, хаотично набранной из индивидов, социализированных и сформировавшихся в разных культурных, социальных, этнических, религиозных, образовательных и прочих традициях, приводит к тому, что ни одна из информационно-коммуникативных и ценностных систем не является общественно значимой. С другой стороны, персональные ценности или то, что значимо для каждого человека в отдельности, не имеет абсолютно никакого значения для группы в целом.

Сложные информационные построения, мировоззренческие модели и поведенческие программы, которыми люди до армии руководствовались в своей культурной среде, перестают работать, то есть становятся непонятными и предельно упрощаются. Деградация средств коммуникации выражается в переходе от воздействия на ценности адресатов, к воздействию на их тела при передаче информации.

Снятие или переадресация ответственности и тотальная автоматизация деятельности{149} делает социально не востребованными мораль и интеллект.

Тенденция распада и упрощения информационных систем приводит к трансформации всех областей культуры, в результате которой реактуализируются архаические формы доминантных отношений, которые проявляются в целом комплексе статусных симоволов и поведенческих стереотипах, близких к первобытным.

Архаизация общественного сознания непосредственно связана с процессами десоциализации и ресоциализации личности.

Лиминальность{150} представляется следствием десоциализации.{151} Десоциализирующие факторы полностью соответствуют признакам, характеризующим положение человека в армии:

• изоляция от внешнего мира;

• постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит;

• утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания в спецформу;

• переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса;

• замена старой индивидуальной обстановки на новую, обезличенную;

• отвыкание от старых индивидуальных привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым общим;

• утрата свободы действий.

То воспитание и тот культурный опыт, которые человек получал с детства, определяется противоположными факторами социализации: отсутствие изоляции от внешнего мира, общение с разными людьми, укрепление прежней индентификации, широкая свобода действий, — не могли подготовить его к выживанию в подобных условиях. Поэтому в экстремальных группах индивид не просто дезориентируется, но нравственно деградирует.

С другой стороны, нравственная деградация в армии — понятие условное, так как межличностные отношения в лиминальных и десоциализированных сообществах протекают за пределами применения понятия «нравственность» в общечеловеческом значении этого слова, так как здесь в процессе ресоциализации формируется своя нравственность и своя система ценностей, отличная от общегражданской.

Процессы десоциализации и нравственной деградации мы соотносим с архаизацией общественного сознания в экстремальных группах, что вовсе не означает, что мы считаем архаические общества десоциализированными и безнравственными. Это было бы ошибкой. Архаические культуры нельзя называть примитивными. Они сложны и совершенны, поскольку даже самые «дикие» на наш взгляд их элементы направлены на обеспечение полноценной жизни своих обществ, их расширенное количественное и качественное воспроизводство.

Под архаизацией сознания в данном случае мы полагаем возврат социо- и культурообразующих механизмов к первичному уровню знаковых систем, на котором происходит знаковое переоформление не только элементов системы жизнеобеспечегния, но самого тела и физиологии.

Знаковое применение физиологии и физиологических актов в области социально-статусных отношений характерен и для животных. Это заставляет сделать вывод о глубине трансформации культуры в экстремальных группах, которая соответствует нулевой фазе социогенеза.

За традиционными и любым архаическим обществами стоят тысячелетия их историко-культурного развития в плане совершенствования их традиций от «нулевой фазы социогенеза» до их актуального и оптимального уровня. (Если, конечно, ограничиваться простой зволюционистской схемой.)

От окончательного распада сознание спасают его внутренние механизмы самосохранения, под которыми можно понимать фундаментальные принципы познавательной активности и, в первую очередь, — принцип информационной асимметрии, реализующийся в феноменологии символа. Асимметрия предполагает неравенство предмета и его значения, чем обусловлена феноменология таких категорий, как смысл и системность, а также и феноменология самой информации, которая заключается в асимметричном состоянии реальностей и самой познавательной деятельности.

На данной архетипической основе в армии начинается регенерация культурных норм, которая, тем не менее, не может принять совершенный вид потому, что армейские традиции остаются культурным субстратом: составляя среду ресоциализации десоциализированных неофитов, они не являются средой первичной социализации личностей.

Все это говорит о том, что в сознании человека заложены механизмы самосохранения культуры, которые проявляются в архетипах бессознательного, как системный принцип организации познавательной активности. В формировании неуставного права представлена не столько реставрация традиционных правовых систем, сколько кристаллизация новых, однако на основе базовых принципов информационной активности, обеспечивающих саму возможность системообразования.

Среди этих принципов выделю два, которые представляются фундаментальными:

1. Принцип системного порядка. Обуславливает возможность восприятия мира как объема информации.

2. Принцип информационной ассиметрии. Обуславливает концентрацию информационных объемов в поле символа, то есть преобразует информацию о вещи в бесконечной многомерности ее смысловых значений.

Первичная социальная стабилизация осуществляется в алгоритмах элементарной психической стабилизации, которые остаются неизменными.{152} Видимо, в силу своего семиотического постоянства, а также коммуникативного и системообразующего потенциала, элементарные психические процессы сохраняют резерв возможностей для регенерации культурных связей, даже в ситуации распада культурной традиции. И мы видим результаты этого процесса, протекающего параллельно с процессами ресоциализации. Мы видим рождение новых правил, новых традиций, новых обычаев, нового фольклора, изобразительных канонов. И мы видим, как в этих новых формах мировосприятия проявляются черты, хорошо знакомые этнографу по предмету его работы с архаическими и традиционными культурами, — те, которые в обществах цивилизационной культуры представлены в рудиментарных формах и требуют реконструкции.

Доминантные отношения в армии представляют собой лишь один аспект ее глубокого антропологического кризиса, предельно обостряя проблему прав человека, как права на культуру.

Действующие сегодня официальные системы правового контроля в армии подчинены задаче сокрытия реальной картины преступлений против личности. (Вспомним хотя бы институт «служебных расследований».) Поэтому невозможно получить точную статистику убийств и самоубийств в армии на почве статусных отношений, то есть по причинам, связанным с трансформацией сознания в процессе десоциализации личности. Проблема даже не в статистике. Уже из опыта наших собственных наблюдений и материалов независимых экспертов и очевидцев можно сказать, что именно эти причины лежат в основе подавляющего большинства преступлений против личности в армии. Это обстоятельство выводит проблему антропологических метаморфоз в российской армии на уровень проблем глобальной безопасности, поскольку столь глубокие процессы трансформации и архаизации сознания людей уже стали исторической закономерностью, и это в воинских формированиях, вооруженных самым современным оружием.

Post Scriptum:

Гуманитарный кризис армии — это синдром. Это антропологический синдром армии, в которой все ее солдаты хотят на дембель. Аббревиатура ДМБ, покрывающая скалы, заборы, коровники, вагоны, дома на пространстве 1/6 земли — от Чукотки до Балтики, — истинно метафизический знак. Это знак освобождения. Времени от пространства, вещи от смысла, стран от границ, специалиста от специальности, человека от общества. А еще — это знак растерянности большой армии в эпоху виртуализации военно-политических технологий и глобализации информационных потоков, армии, сыгравшей первую роль на сцене прошлого века…и уставшей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Индивидуальное и семейное психологическое консультирование автора Алешина Юлия


Заключение

Из книги Между мойкой и койкой, или Лекарство от женской доли автора Мануковская Катя


Заключение

Из книги О чем говорить с ребенком? Инструкция по выживанию для современных российских родителей автора Маховская Ольга Ивановна

Заключение Итак, прочитав эту книгу, вы теперь знаете, что именно мы скрываем от себя и своих детей, боясь нарушить их и свое спокойствие, не зная, как начать разговор, или не считая нужным вообще искать слова и интонации, чтобы объясниться с ними.Основные проблемы в общении


Заключение

Из книги Шопинг, который вас разоряет автора Орлова Анна Евгеньевна

Заключение Как уже упоминалось выше, российские люди являются наиболее расположенными к шопинговой зависимости. Так, большинство прохожих на российских улицах одеты не просто очень хорошо, но и стильно, между тем как в Европе и Америке даже состоятельные люди


Заключение

Из книги Одаренный ребенок [Иллюзии и реальность] автора Юркевич Виктория Соломоновна

Заключение Эта книга посвящена одаренным людям — большим и маленьким.Мне бы хотелось думать, что теперь вы, мои дорогие читатели, сумеете увидеть одаренность там, где ее раньше не замечали, — в странном мальчике, о чем-то мечтающем на уроке, и в 30-летнем неудачнике, так и


Заключение

Из книги Воспитание без крика и истерик. Простые решения сложных проблем автора Сурженко Леонид Анатольевич

Заключение К общению с детьми можно подходить по-разному. Можно, например, считать, что дети – это существа с другой планеты, понять которых нам не дано. По крайней мере до конца. Можно убедить себя, что ребенок – это глупое и предсказуемое существо, которое и понимать-то


Заключение

Из книги Как делать все по-своему автора Бишоп Сью

Заключение Итак, мы подошли к концу нашего знакомства с методами самоутверждения. К сожалению, точно так же, как невозможно похудеть, наблюдая за работой фитнесс-группы по телевизору, вы не сможете самоутвердиться и приобрести соответствующие навыки, просто читая


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Buyology: увлекательное путешествие в мозг современного потребителя автора Линдстром Мартин


Заключение

Из книги Дети и деньги. Что разрешать, как запрещать, к чему готовиться автора Демина Катерина Александровна

Заключение Написав слова «партнерские отношения со своими детьми», я поняла, что мы добрались до финала. Мы вырастили своих детей, выполнили свой родительский долг и теперь можем со спокойной совестью пожинать плоды.Получив первый раз в руки своего ненаглядного,


Заключение

Из книги Советы брачующимся, уже забракованным и страстно желающим забраковаться автора Свияш Александр Григорьевич

Заключение Ах, если б на своих ошибках можно было учиться заочно!Борис КрутиерВсякая встреча рано или поздно заканчивается. Так и наша встреча на страницах книги подошла к концу. Понятно, что многое из очень сложной темы построения счастливых (или хотя бы не конфликтных)


Заключение

Из книги Парадокс перфекциониста автора Бен-Шахар Тал

Заключение Боже, даруй мне душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого. Рейнгольд Нибур Меня зовут Тал, и я перфекционист. Признание, что перфекционизм всегда будет частью моей жизни, освободило


Заключение

Из книги Как общаться с ребенком, чтобы он рос счастливым, и как оставаться счастливым, общаясь с ним автора Тимошенко Галина

Заключение 1 Роджерс (1961).


Заключение

Из книги Знакомьтесь: неизвестная любовь автора Некрасов Анатолий Александрович

Заключение Завершение чего-либо – процесс невероятно сложный. Всегда кажется, что упущено самое важное, что многое нужно было сделать по-другому… Ведь книга – это почти что ребенок. Но теперь он вырос, и пора нам его отпускать на волю – таким, какой он получился.Наверное,


Заключение

Из книги Экономический кризис: кто виноват и что делать автора Конюхов Николай Игнатьевич

Заключение В июле 2009 года я заканчивал эту книгу. Она рождалась на волне нового понимания любви, и я с каждой новой главой всё более ощущал присутствие этой живой и разумной субстанции… Любовь входила в мою жизнь в новом качестве, о котором я раньше только догадывался, а


Заключение

Из книги Система минус 60. Я – едоголик автора Мириманова Екатерина Валерьевна


Заключение

Из книги автора

Заключение Вместо заключения позволю себе привести стихотворение Дерека Уолкотта. Он не самый известный автор, и тем не менее эти строки как нельзя лучше опишут то, что я пыталась сказать вам на протяжении всей этой книги.«Love After Love» The time will come when, with elation you will greet yourself