ЧАСТЬ

ЧАСТЬ

Большинство психически больных людей ведут себя буйно

МИФ

43

Давайте начнем с быстрой викторины для любителей кино. Что общего имеют следующие голливудские фильмы: «Психо», «Хэллоуин», «Пятница, 13», «Мизе-ри», «Лето Сэма», «Техасская резня бензопилой», «Кошмар на улице Вязов», «Первобытный страх», «Мыс страха», «Темный рыцарь»?

Если вы предположили, что во всех этих фильмах

главный герои — душевнобольной, психопат, поставьте себе плюс.

Эти фильмы — правило, а не исключение. Приблизительно 75% фильмов, изображающих персонаж с

серьезным психическим заболеванием, изображают его как физически агрессивного, даже смертоносного индивида (Levin, 2001; Signorielli, 1989; Wahl, 1997). Кинофильмов и телешоу, изображающих «психопатических убийц» и «смертоносных маньяков», пруд пру-

ди. В телепередачах, показываемых в прайм-тайм, психически больные персонажи прибегают к насилию приблизительно в 10 раз чаще, чем другие персонажи, и в 10—20 раз чаще, чем обычный человек (Die-fenbach, 1997; Stout, Villegas & Jennings, 2004; рис. 12).

В новостях психические болезни освещают не лучше. В одном исследовании 85% новостей, которые

Рис. 12. Многие фильмы поддерживают заблуждение общественности по поводу психически больных людей, создавая впечатление, будто они часто или даже всегда ведут себя буйно. Как ни странно, но большинство психопатов даже не жестоки (см. «Исследуем другие

мифы»).

Источник: Photofest.

рассказывали о бывших психиатрических пациентах, сосредотачивались на совершенных ими жестоких преступлениях (Shain & Phillips, 1991). Конечно, эти результаты не станут сюрпризом для тех, кто знаком с негласным девизом служб новостей: «Если есть кровь, это заводит; если есть боль, есть прибыль». Средства массовой информации питаются сенсационностью, истории о психически больных людях-насильниках гарантируют внимание огромной аудитории.

Из-за эвристической пригодности нашей склонно-

сти судить о частоте событии с той легкостью, с которой они приходят на ум, это освещение в печати фактически гарантирует, что многие люди будут думать о «насилии» всякий раз, когда они слышат сочетание «психическая болезнь» (Ruscio, 2000).

Эта эвристика может способствовать иллюзорным корреляциям (см. Введение) между двумя явлениями, в данном случае между насилием и психической болезнью. Широко освещенное в печати трагическое

о

утопление Адреей Йетс ее пяти детей в 2001 году и ужасающий расстрел Сенг-Уи Чо 32 студентов и преподавателей Вирджинского технологического университета в 2007 году почти наверняка усилили эту связь

в умах людей, поскольку и Йетс, и Чо страдали от

о

серьезных расстройств психики (у Иетс была психотическая депрессия, а у Чо, очевидно, были серьезные симптомы шизофрении). Действительно, в одном исследовании было выявлено, что чтение газетной статьи об убийстве 9-летнего ребенка психически больным пациентом существенно увеличило шансы на то, что психически больных стали воспринимать как опасных людей по сравнению с обычными людьми (Thornton &

Wahl, 1996).

Средства массовой информации питаются сенсационностью, истории о психически больных людях-насильниках гарантируют внимание огромной аудитории.

Неудивительно, что опросы показывают: тесная связь между психической болезнью и насилием в популярных СМИ существует параллельно и в сознании широкой публики. Один опрос продемонстрировал, что приблизительно 80% американцев полагают, что психически больные люди склонны к насилию (Ganguli, 2000). Так воспринимают людей, имеющих самые разные заболевания, в том числе алкоголиков, наркоманов, шизофреников и даже тех, кто испытывает депрессию (Angermeyer & Dietrich, 2006; Link, Phelan, Bresnahan, Stueve & Pescosolido, 1999). C 1950 пo 1996 год число взрослых американцев, которые считают психически больных людей буйными, значительно увеличилось (Phelan,

Link, Stueve & Pescosolido, 2000). Это увеличение нелепо, потому что исследования показывают: процент убийств, совершенных психически больными за последние четыре десятилетия, уменьшился (Cutcliffe & Hannigan, 2001). Безотносительно происхождения этого убеждения, можно сказать, что оно появляется в раннем возрасте. Исследования показывают, что многие дети уже в возрасте 11—13 лет считают, что большинство психически больных людей опасны (Уотсон и др., 2004).

Однако обычные представления общественности о психических болезнях и насилии не согласуются с большой частью научных доказательств (Applebaum, 2004; Teplin, 1985). По общему признанию, большинство исследований указывают на умеренно повышенный риск

насилия среди людей с серьезными психическими болезнями, такими как шизофрения и биполярное расстройство, ранее называвшееся маниакально-депрессивным психозом (Monahan, 1992).

Однако даже этот повышенный риск, похоже, ограничен только относительно небольшим количеством людей с этими болезнями. Например, согласно большинству исследований, риску совершить насильственные действия подвержены люди с параноидальными идеями (например, ложным убеждением в том, что их преследует ЦРУ) и имеющие проблемы с зависимостью от какого-либо вещества (Harris & Lurigio, 2007; Steadman et al., 1998; Swanson et al., 1996), но не те, у кого наблюдаются другие психические болезни. Действительно, в некоторых недавних исследованиях пациенты с серьезными психическими расстройствами, но без зависимости от вредных веществ, показывали не больше признаков склонности к насилию, чем другие люди (Elbogen & Johnson, 2009). Психиатрические пациенты, которые регулярно принимают свои медпрепараты, прибегают к насилию не чаще, чем обычные люди (Steadman et al., 1998). Есть также определенные доказательства того, что пациенты с «галлюцинациями приказов» (слышащие голоса, приказывающие им совершать такие действия, как убийство) подвержены большему риску совершить насилие (Junginger & McGuire, 2001; McNiel, Eisner & Переплет, 2000).

Однако, согласно самым оптимистичным оценкам, более 90% людей с серьезными психическими болезнями, включая шизофрению, никогда не совершали насилия (Hodgins et al., 1996). А люди с серьезными психическими болезнями совершают всего лишь 3—5% всех тяжких преступлений (Monahan, 1996: Walsh, Buchanan & Fahy, 2001).

На самом деле люди с шизофренией и другими серьезными расстройствами психики намного чаще становятся жертвами насилия, чем насильниками (Тер-lin, McClelland, Abram Weiner, 2005), вероятно, потому что их ослабленные психические способности делают их уязвимыми для нападении со стороны других. И большинство серьезных расстройств психики, включая серьезные расстройства, связанные с депрессией и тревожностью (например, фобии и обсессив-но-компульсивное расстройство), не связаны с повышенным риском физической агрессии.

Люди с серьезными психическими болезнями совершают всего лишь 3—5% всех тяжких преступлений.

Тем не менее в этой бочке дегтя общественных заблуждений есть и своя ложка меда. Исследования показывают, что изображение психических болезней в новостях и развлекательных СМИ может постепенно изменяться. С 1989

по 1999 год процент новостей о психически больных, которые содержали описания насилия, уменьшился (Wahl, Wood Richards, 2002). А такие фильмы, как, например, «Игры разума», которые изображают людей с серьезными психическими болезнями, такими как шизофрения, не использующими насилие и успешно противостоящими своим психиатрическим симптомам, могут помочь противостоять ошибочному восприятию общественностью твердой связи между психической болезнью и насилием. Интересно, что межкультурное исследование показывает: восприятие заметно повышенного риска насилия среди людей с

шизофренией может отсутствовать в некоторых областях, включая Сибирь и Монголию (Angermeyer, Buy-antugs & Kenzine, 2004), возможно, из-за ограниченного доступа проживающих там людей к новостям. Эти результаты дают нам дальнейшую надежду на то, что восприятие повышенного риска насилия среди психически больных не является неизбежным.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Часть 5

Из книги Завершение диалога автора Лазарев Сергей Николаевич


Часть 6

Из книги Когда невозможное возможно [Приключения в необычных реальностях] автора Гроф Станислав


Часть 8

Из книги Психология собаки. Основы дрессировки собак автора Уитни Леон Ф


Часть 9

Из книги Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. ТТ. 1, 2 автора фон Зенгер Харро


Часть I

Из книги Величайший секрет. Невероятная сила мысли автора Марден Орисон Суэт

Часть I МИСТЕРИЯ СИНХРОНИИ Сумерки заводной вселенной Многие из нас сталкивались с ситуациями, когда видимая логичной и предсказуемой ткань повседневной реальности, сплетенная из сложных цепочек причин и следствий, кажется, рвется на части, и мы переживаем ошеломляющее


Часть II

Из книги Как побороть застенчивость автора Зимбардо Филип Джордж

Часть II СТЕЛЮЩИЕСЯ ОБЛАКА СЛАВЫ Воспоминания о рождении и пренатальной жизни Среди наиболее частых переживаний, связанных с холотропными состояниями различного происхождения, являются эпизоды психологической регрессии к рождению, во время которых люди с невероятной


ЧАСТЬ I

Из книги Имидж – путь к успеху автора Вемъ Александр

ЧАСТЬ I Волк (canis lupus)Снимок публикуется с любезного разрешения «Иллюстрированной энциклопедии животного мира», Данбери


ЧАСТЬ II

Из книги Биоритмы. Или как стать счастливым. [calibre 0.9.32] автора Квятковский Олег Вадимович

ЧАСТЬ II Для человека растворенная соль не имеет запаха, но собака способна учуять даже чайную ложечку соли, растворенную в 13 галлонах воды. На этом рисунке изображен бладхаунд Ник Картер, величайшая из всех ищеек на свете. Ник работал с В. Дж. Малликеном и отыскал более 600


ЧАСТЬ III

Из книги Мои жизни, мои смерти, мои реинкарнации автора Сулимов Дмитрий Викторович

ЧАСТЬ III Бигли идут по следу с голосом. Они преследуют добычу, а не выслеживают ее в современном смысле этого слова, и их метод более эффективен, чем у выслеживающих


ЧАСТЬ IV

Из книги автора

ЧАСТЬ IV Сверху слева: Чтобы научить собаку давать лапу, позвольте ей дотронуться до вашей руки. После этого дайте сигнал (жест) и подкрепите его лакомствомСлева внизу: Чтобы научить собаку ложиться, заставьте ее дотянуться до лакомства, держа его ниже края столаСправа


ЧАСТЬ V

Из книги автора

ЧАСТЬ V СИЛА МЫСЛИ ДАРУЕТ ПРОЦВЕТАНИЕ


Часть 2

Из книги автора

Часть 2 КАК СПРАВЛЯТЬСЯПосле пяти лет исследований и проведения семинаров по вопросам психологии застенчивости я Ям начал искать пути ее преодоления. Совершенно недостаточно описать «болезнь», необходимо устранить ее патологическое влияние на людей. К этому меня


Часть 2. Глава 16. Введение во 2-ю часть

Из книги автора

Часть 2. Глава 16. Введение во 2-ю часть Первая часть книги заканчивается главой 15, поэтому нумерацию глав второй части книги я буду продолжать с цифры 16 (чтобы сохранить единство книги разные части которой писались в разное время).Мы уже знаем как биоритмы влияют на


Часть VI

Из книги автора

Часть VI Вот это всё, что мне позволили вспомнить. В этой жизни меня зовут Сулимов Дмитрий Викторович. Я родился 2 мая 1974 года на Украине, в городе Днепродзержинске, Днепропетровской области. Мой отец, офицер-подводник, погиб, выполняя свой воинский долг, в одном из походов в