Насилие против зла

Насилие против зла

Читатель, наверное, недоумевает, почему мы уделили столько места описанию работы с аутистом. Ведь это не специальная статья по методам коррекции. А дело здесь в том, что книга «Зажечь свечу» проливает свет на многое, лежащее, казалось бы, за рамками лечебной педагогики. Нам, по крайней мере, она объяснила массу странностей поведения вроде бы нормальных, здоровых людей. К примеру, мы недоумевали, почему все чаще и чаще встречаешь подростков, которые принимают в штыки любые новые занятия, отказываются даже от тех видов деятельности, которые традиционно вызывали у ребят этого возраста восторг. (Например, сходить в поход или заняться борьбой.) Почему столь у многих нет любознательности или явно выраженных научно-познавательных интересов? Нет целеустремленности? Почему они так безвольны, расслаблены, пассивны во всем, что не относится к непосредственному получению удовольствия? «Он (Андрюша) застывал над любым занятием на долгие часы… Если его утром не поднять — он остался бы в кровати хоть до вечера. Также часами он мог сидеть на горшке или с одной одетой штаниной… Где бы его ни оставили, он почти тотчас находил какое-нибудь расслабленное положение, приваливался куда-то и созерцал — стену, потолок, что-то еще», — так пишет С.А. Сошинский об Андрюше. Но сколько родителей, чьи дети не имеют ничего похожего на страшный диагноз «аутизм», могли бы написать или сказать то же самое. Нам, во всяком случае, говорят достаточно часто.

А сколько взрослых, которых кто-то или что-то (например, доставшаяся в наследство вторая квартира) содержит, ведут такой же бесцельный, расслабленный образ жизни! Разве что на горшке часами не сидят, но зато просиживают или пролеживают сутками перед телевизором, тупо уставившись в экран и так же тупо, бесцельно переключая кнопки. Не для того, чтобы, досмотрев до конца одну передачу, увидеть другую — нет, просто так, автоматически.

А неумение общаться, формальная контактность, отсутствие сопереживания — черты, составляющие основу характера аутиста? Разве они, пусть в менее острой форме, не проявляются сейчас у заметного числа здоровых людей?

«Обычно Андрюша ни с кем не общался. В нем не было резкого отрицания, но не было и точек соприкосновения, он общаться не умел и не хотел. Было безразличие. Казалось, кроме двух — трех человек, все были для него буквально на одно лицо… Придет ли кто, уйдет — ему безразлично. Сам обращался к нам лишь по необходимости и чаще всего ради еды».

Но ведь и многие дети, в психическом здоровье которых никто не усомнится, сейчас общаются крайне поверхностно, ситуационно, функционально. Спросишь: «Как зовут мальчика, с которым ты играл во дворе?» Не знает. «А где он живет? В какой школе учится? Кто его родители? Есть ли у него братья и сестры?» Понятия не имеет, а главное, совершенно не интересуется и недоумевает, почему ему задают такие вопросы. Ведь это совершенно лишняя для совместной игры информация. Какое ему дело, где работает отец его нового безымянного приятеля? Его и работа собственного отца не интересует.

Ну, а подростки, которые сидят, закрывшись в своей комнате, отгородившись от окружающих наушниками, экраном компьютера? Они тоже часто общаются с родными, как Андрюша: когда хочется есть или нужны деньги. Да и взрослые, поглощенные телевизором, разве они не аутизировались? Мало того, что радости экрана они предпочитают радости живого общения, так даже сделав перерыв на обед или ужин и сидя с родными за столом, не делятся впечатлениями от увиденного. Казалось бы, вот она, «валюта» общения! Ничего не надо изобретать. У тебя же столько впечатлений, ты столько всего узнал — поделись, расскажи! Но нет потребности даже в таком облегченном контакте.

Ведь только-только, всего несколько лет назад люди были совсем в другом состоянии. Многие тогда уже пристрастились к телевизору, но аутизации еще не произошло. Наоборот, хотелось поделиться впечатлениями, позвонить знакомым по телефону, чтобы они поскорее включили, а потом еще раз позвонить и обсудить просмотренную передачу…

Классический признак аутизма — частое использование к месту и не к месту речевых штампов. Как будто у аутиста в голове крутится магнитофонная лента и изо рта выскакивают обрывки фраз, клише. Но послушаем, как обмениваются репликами молодежные стайки, заглянем в интернетный ЖЖ («Живой журнал») или на какой-нибудь интернетный молодежный форум. Заштампованность речи, вполне сопоставимая с аутистической, часто отсутствие смысла…

Но если аутист Андрюша (и многие дети со сходным диагнозом, которых мы знаем) так яростно сопротивлялся попыткам разгерметизировать его болезненный мир, то не наивно ли полагать, что аутизированные люди легко и, главное, добровольно покинут свою аутистическую скорлупу? Может, логичнее предположить, что они тоже будут сопротивляться? И потом, уместно ли здесь говорить о добровольности? Разве это ДОБРАЯ воля, если она ведет человека к злу? Нет, это ЗЛОволие, а не добровольность. Поэтому в христианских (и других религиозных) государствах не только общественная мораль, но и законы старались оградить людей от свободного проявления злой воли. Оградить ПОД УГРОЗОЙ НАСИЛЬСТВЕННОЙ КАРЫ.

Что бы сказал, к примеру, преподобный Иосиф Волоцкий, услышав, что женщина вправе распоряжаться собственным телом (то есть заниматься проституцией и делать аборты), что только бессердечные изверги, не имеющие понятия о христианском милосердии, ратуют за уголовное наказание содомитов, что государственная цензура абсолютно недопустима, так как человек рожден свободным и имеет право творчески самовыражаться, как ему вздумается?

Даже полтысячелетия спустя, в XX веке, — веке отдАления с последующим отдЕлением Церкви от государства — власти и общество все равно достаточно жестко препятствовали свободе зловолия. Препятствовали, еще раз подчеркнем, откровенным насилием.

Весной 2005 года, когда в Москве «нетолерантные» граждане решительно воспротивились проведению парада извращенцев, было много публикаций на эту тему. Из некоторых таких публикаций мы с удивлением узнали, что даже на Западе еще недавно содомский грех карался тюрьмой. Лишь в 70–е годы, когда в мире стала все уверенней утверждаться извращенная система ценностей, которая, как теперь понятно, лежит в основе глобалистского проекта, соответствующие законы были упразднены. И обществу начали усиленно «промывать мозги», перевоспитывая его «в духе любви и кротости» к содомскому разврату. Поэтому предложение вернуть статус — кво всего лишь 30–летней давности вызывает истерическую ярость, будто речь идет о возвращении первобытной дикости, чуть ли не людоедства.

До самого последнего времени не искажено было и отношение к алкоголикам, наркоманам, душевнобольным. И государство, и общество, и специалисты понимали, что эти люди за себя отвечать не в состоянии. Что единственная возможность спасти их от погибели — принудительно, то есть, насильно лечить. Причем в условиях строгой изоляции.

Когда же бесчестными правителями был взят курс на разрушение государства, принудительное лечение было отменено. И до сих пор, стоит завести об этом речь, правозащитники, как старые полковые лошади, заслышавшие звук трубы, кидаются в бой. Кто посмел нарушить права человека? Новый ГУЛАГ не пройдет!

И каждый год людей в нашей стране становится меньше почти на миллион. Как бы само собой. В то время как США, главный геополитический противник России, старается оздоровить свое население (в том числе жестко и повсеместно запрещая людям курить, а молодежи до 21 года — потреблять спиртные напитки, включая пиво, даже у себя дома), наши проамериканские политики и общественники устраивают скандал при любой попытке хоть как-то оградить россиян от спаивания и наркотизации. В итоге Америка наращивает молодое боеспособное население, а у нас «борцы с насилием» целенаправленно уничтожают потенциальных воинов, поскольку от алкоголизма, наркомании и прочих «радостей жизни» гибнут, в основном, мужчины призывного возраста.

Помните историю со злополучным постановлением правительства о средних разовых дозах наркотиков, по которому человек, если у него находили девять доз героина, отделывался не столь уж обременительным штрафом? Да, постановление через два года с огромным трудом удалось отменить. Но сколько людей за это время погибло! Министр обороны США ратует за увеличение американской армии на 90 тысяч человек. У нас же за период действия вышеупомянутого постановления от одной передозировки умирало по 70 тысяч молодых людей в год. Что ж, весьма успешная военная операция. Успешная для противника.

И разглагольствования о ненасилии и об отсутствии у России врагов есть не что иное, как идеологическое обеспечение подобных операций, неотъемлемая составная часть информационной войны. Эксплуатируя и извращая христианские этические принципы, играя на лучших чувствах, «псы войны» (the dogs of war — прозвище наемников) стремятся, как принято говорить у военных, деморализовать народ. Особенно его самую активную часть — православное сообщество.

Но, похоже, у людей постепенно вырабатывается сопротивляемость к либеральным манипуляциям. Нас очень порадовало то, что написал в своих «Лоскутках» протоиерей Всеволод Чаплин. «Старые безбожники создали, а новые культивируют очень популярный миф: после революции весь народ в одночасье отвернулся от Церкви и пошел громить храмы. Да так ли уж и весь? Сегодня мы открываем для себя историческую правду. „Красных террористов“, по сути, было не так много. И им отчаянно сопротивлялись — не только белое движение, но также участники крестьянских и казачьих восстаний, многие политики, лучшая часть интеллигенции… Почему же хранители российских традиций потерпели поражение? Почему две — три сотни красноармейцев легко брали власть в городах, совершенно не настроенных их поддерживать? Выскажу парадоксальную мысль: так произошло из-за православного воспитания большинства народа. Люди, приученные любить, уступать и прощать, были попросту неспособны стрелять сразу, без разбора и по всякому поводу, как это делали красные. В годы революции и гражданской войны победили не народная воля, а наглость и дикая жестокость. Хорошо это или плохо? Пусть Господь судит. Духовная, а в конце концов и историческая победа оказалась на нашей стороне. Но нам дан урок на будущее: защищать веру, защищать ближних нужно бесстрашно и безжалостно к врагам, Так же решительно, как нужно подставлять вторую щеку личному недругу» (Православная беседа. 2006. № 4. С. 4–5).

Зло сейчас активно наступает и так глухо к вразумлению, что противодействовать ему можно только силой. Духовной и физической. Удастся ли переломить ситуацию, одному Богу известно. Наше дело — приложить максимум усилий и понять, что множественного выбора, как в супермаркете, у нас нет. Выбор всего один: между насильственным ограничением зла и диктатурой зловолия. Вот она-то непременно обернется возвращением ГУЛАГа. Только уже всемирного, глобалистского, с использованием новейших технологий.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Насилие в семье»/«Семейное насилие»: общая характеристика

Из книги Гендерная психология автора Автор неизвестен

«Насилие в семье»/«Семейное насилие»: общая характеристика Насилие в семье/Семейное насилие/Домашнее насилие – это реальное действие или угроза умышленного физического, сексуального, психологического или экономического воздействия, принуждения со стороны одного


Насилие

Из книги Психология эмоций [Я знаю, что ты чувствуешь] автора Экман Пол

Насилие Подобно тому как каждая эмоция имеет насыщенное ею родственное настроение, для каждой эмоции существует также родственное психопатологическое состояние, в котором эта эмоция играет важную роль. Распространенное словосочетание «эмоциональное расстройство»


СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ

Из книги Как стать настоящей женщиной автора Еникеева Диля

СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ Понятие «сексуальное насилие» имеет широкий смысл. Это не то, что обычно подразумевается под словом «изнасилование». Сексуальное насилие — это любые действия эротического или сексуального характера, которые осуществляются против воли человека, по


4.1. Насилие над детьми

Из книги Виктимология [Психология поведения жертвы] автора Малкина-Пых Ирина Германовна

4.1. Насилие над детьми


4.1.1. Эмоциональное насилие

Из книги Обратная сторона власти. Прощание с Карнеги, или Революционное руководство для марионетки автора Штайнер Клод

4.1.1. Эмоциональное насилие Эмоциональное насилие над ребенком — это любое действие, которое вызывает у ребенка состояние эмоционального напряжения, что подвергает опасности нормальное развитие его эмоциональной жизни.Обычно на успех ребенка родители реагируют


4.1.2. Психологическое насилие

Из книги Эго и Архетип автора Эдингер Эдвард

4.1.2. Психологическое насилие Психологическое насилие, несмотря на схожесть с эмоциональным, выделяется в отдельную категорию (Соонетс, 2000). Психологическое насилие — это совершенное по отношению к ребенку деяние, которое тормозит развитие его потенциальных


Насилие

Из книги Школа выживания в условиях экономического кризиса автора Ильин Андрей

Насилие Рассмотренные нами запугивающие игры власти эффективны за счет того, что вызывают чувство покорности и вины. По мере того как игры власти становятся все более откровенными и грубыми, они все в большей степени начинают эксплуатировать страх людей перед


2.ОТЧАЯНИЕ И НАСИЛИЕ

Из книги Психология любви и секса [Популярная энциклопедия] автора Щербатых Юрий Викторович

2.ОТЧАЯНИЕ И НАСИЛИЕ В состоянии отчуждения эго не только лишается идентификации с Само­стью, что желательно, но и утрачивает связь с ней, что весьма нежелательно. Связь между эго и Самостью имеет существенное значение для психичес­кого здоровья и благополучия. Она


НАСИЛИЕ

Из книги Интеллект: инструкция по применению автора Шереметьев Константин

НАСИЛИЕ Это тот случай, когда избежать нападения, откупаясь от преступника ценностями, невозможно. Его интересуете вы, точнее, ваше тело, а не купюры в кошельке. С их помощью он удовлетворить свою страсть не сможет. Отсюда вынужденно более жесткая и бескомпромиссная


Секс и насилие

Из книги Рональд Лэйнг. Между философией и психиатрией автора Власова Ольга Викторовна

Секс и насилие Сексуальные домогательства Я способен заговорить любую девчонку. Только начинаю говорить, у них отключаются все функции защиты мозга. А., Тольятти (Из письма в «Спид-инфо») Американский сексолог Гери Келли под сексуальными домогательствами понимает


Забота или насилие

Из книги Ты как-нибудь так... [основы безопасности половой жизнедеятельности] автора Курпатов Андрей Владимирович

Забота или насилие «Cъешь йогурт, он полезный!» Невеста говорит жениху: – Когда ты станешь моим мужем, любимый, я буду делить с тобой все твои заботы и огорчения. Жених удивленно замечает: – Спасибо, дорогая! Но у меня в жизни нет никаких забот и огорчений. – Я же сказала:


«Разум и насилие»

Из книги Психоанализ [Введение в психологию бессознательных процессов] автора Куттер Петер


Сексуальное насилие

Из книги Мозг прирученный: Что делает нас людьми? автора Гуд Брюс

Сексуальное насилие Сексуальное насилие не является, в прямом смысле, «сексуальным отклонением», но уж кого, действительно, можно назвать «извращенцами» – так это именно насильников. Сексуальное насилие – это секс по принуждению, он может приобретать самые разные


3. Агрессивность и насилие

Из книги автора

3. Агрессивность и насилие Сексуальность и агрессивность – это, несомненно, два определяющих фактора человеческой жизни. Причем проблема внутрииндивидуальной и межличностной агрессивности, проблема агрессивного, т. е. оскорбительного, разрушительного,


Домашнее насилие

Из книги автора

Домашнее насилие Нам всем с самого начала нужен рядом кто-то близкий. Именно этим императивом — иметь в жизни близкого человека — объясняется парадоксальная привязанность детей к жестоким родителям и тот факт, что насилие в семье может продолжаться очень долго.